Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Понедельник 05.12.2016 01:19
Вы вошли как Путник | Группа "Гости" | Приветствую Вас Путник| RSS

Город Vision:фэнтези,мистика,готика Искусство,история,юмор,проза,стихи

[ Перейти на главную · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум города Vision » Квартал поэтов » Палата номер шесть (мистический рассказ)
Палата номер шесть
FessДата: Среда, 16.01.2013, 20:07 | Сообщение # 1
Некромант
Группа: Проверенный
Сообщений: 482
Награды: 18
Репутация: 7
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений
Статус:
Палата номер шесть.



автор Fess

Утро понедельника, планерка. Врачи психиатрического отделения собрались в актовом зале для обсуждения плана на предстоящую неделю, а так же для отчета о прошедшем дежурстве. Беседа шла легко и непринужденно, пока заведующий отделением не спросил:
- Так что насчет пациентки из шестой палаты, Василевская, кажется?
В зале повисла тишина. А причиной было то, что курировавшие ее два врача каким-то образом оказались в психиатрической больнице, только уже в качестве пациентов.
- Интересная личность,- кто-то робко начал с дальних рядов.
- Я и без вас знаю, что интересная. Кто возьмется курировать?- не унимался завотделением, строго глядя на подчиненных.
- А, может, просто выпишем ее?- послышалось предложение. Никто не хотел браться за столь неординарного пациента.
- Тогда давайте уж всех выпишем, что толку мы на них время тратим?- съехидничал зав, недовольный таким положением дел. Он прекрасно понимал, что добровольно никто не возьмется за Василевскую, но насильно навязывать тяжелого пациента, по вине которого якобы пострадало два сотрудника (каких либо причинно-следственных доказательств ни у кого не было), было выше его сил. Решив, что самым приемлемым способом в данной ситуации будет тащить соломинку, заведующий уже было собрался огласить свою идею, как в зал вошел мужчина в белом халате.
- Извините, Лев Родионович, я опоздал,- произнес вошедший и проследовал к своему привычному месту.
- Константин Павлович!- поперхнулся заведующий, глядя на прибывшего круглыми от удивления глазами.
- Я пропустил планерку, за что еще раз извиняюсь, коллеги, но не могли бы вы и меня ввести в курс дела?- заговорил Константин без капельки энтузиазма. Он вообще был несколько странным человеком и за глаза остальные доктора называли его Ледяным принцем. Ледяным за его отсутствие эмоций и сдержанность в любой ситуации, а принцем потому, что мужчина был родом из довольно богатой и известной семьи. Странно вообще, что Константин выбрал медицину, когда мог заниматься более прибыльным делом, при этом практически ничего не делая. Но так вот он захотел.
- Все как обычно, Константин Павлович,- пожал плечами заведующий, молодой доктор его несколько беспокоил своим поведением, все-таки психиатрическое отделение, а тут такой экземпляр! Но, увы, еще никому не удавалось забраться под маску холодной отчужденности.- Только вот не можем решить один маленький вопрос, кто возьмется за лечение Василевской.
- Никто не хочет?- спросил Ледяной принц, будто знал это самого начала.- Тогда, позвольте, я возьмусь за нее. Очень интересная личность, насколько я слышал.
- Вы?- Лев Родионович нервно сглотнул. Если с этим типом что-то случится, то его, заведующего, по головке не погладят. Так стоит ли разрешать? Судя по взгляду серо-стальных глаз, Константин был настроен решительно и, навряд ли, примет возражения.- Хорошо, раз вы беретесь за курацию Василевской, то вопрос исчерпан. Думаю, планерка окончена, можете вернуться в отделение и заниматься своей работой.


Человек человеку - волк, а зомби зомби - зомби!
 
FessДата: Среда, 16.01.2013, 20:08 | Сообщение # 2
Некромант
Группа: Проверенный
Сообщений: 482
Награды: 18
Репутация: 7
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений
Статус:
Взяв на посту историю болезни Василевской Марины Николаевны, Константин Павлович устроился на мягком диване в ординаторской и погрузился в чтение. Оба курировавших доктора детально излагали жалобы, ставили свои диагнозы, проводили осмотр, но все было нормально только в первых записях, далее шла какая-то неразбериха. Ежедневные обходы лечащего врача превращались в какое-то светопреставление. Так же несколько записей о переводе пациентки в изолятор. Составив себе небольшой план и решив не брать во внимание изученные записи, Константин Павлович вооружившись связкой ключей, отправился в отделение. Светло-зеленые стены, темный, надраенный до блеска пол, лампы дневного света. Все это успокаивающе действовало на молодого доктора. Он любил свою работу и никогда не сожалел о том, что выбрал именно эту специальность.
Пройдя мимо ненужных палат и остановившись у двери с табличкой номер шесть, Костя застыл на месте. Ему всегда сложно давалось первое знакомство с пациентами, нужно было правильно настроиться, чтобы быстро и четко уловить настроение больного и, отталкиваясь от этого, вести расспрос и осмотр. Постучав в дверь, доктор вошел в палату, громко поздоровавшись, чтобы сразу обратить на себя внимание. В помещении царил полумрак, наполовину зашторенное окно оказалось единственным источником света, но толку от него было мало. На улице небо заволокло тучами, и шел дождь. На широком подоконнике сидела девушка в цветастой пижаме, прижав колени к подбородку, и что-то разглядывала в окне. От ее дыхания стекло в одном месте запотело, и можно было угадать слабое очертание какой-то записи. Константину сразу вспомнилось, как они с братом в детстве оставляли друг другу тайные послания на стеклах, чтобы сбежать из дома и побродить по вечернему городу без всяких нянек и охранников.
- Марина Николаевна?- позвал доктор, присаживаясь на единственный имеющийся в палате стул. Но пациентка никак не отреагировала. Достав из кармана белого халата блокнот, Костя сделал несколько записей, чтобы потом было удобнее оформлять историю. Свои мысли он предпочитал фиксировать на бумаге, в то время как слова пациентов сохранялись в диктофоне.
- Марина Николаевна? Я ваш новый лечащий врач, меня зовут Константин Павлович,- представился мужчина, поправляя съехавшие очки привычным жестом.
Опять никакой реакции. Но только врач хотел повторить свою речь, как пациентка вздрогнула, резко распрямилась и отвернулась от окна. Шоколадного цвета волосы обрамляли тонкое лицо с карими глазами, под которыми залегли тени. Искусанные губы, бледная кожа, мокрые ресницы. Не такой уж и странный вид для человека с психическим заболеванием. Но что-то странное было во взгляде девушки. Косте даже показалось, что на мгновение они изменили свой цвет с темно-карего на золотисто-желтый. Но такого ведь не может быть, просто не реально! Наверное это все свет.
- Третий за этот месяц,- зевнула Марина,- мне нет смысла запоминать твое имя.
- Да? Почему же?- зацепился за соломинку Костик, чтобы хоть как-то завязать разговор.
- Я же говорю, ты третий за месяц. Надолго тебя не хватит, отправишься к своим коллегам.
- А что с ними случилось? Ты знаешь?
- Конечно, знаю,- снизив голос до шепота и покрутив указательным пальцем у виска, девушка добавила,- они стали немного того.
Марина рассмеялась, спрыгивая с подоконника и кружась по палате, что-то напевая себе под нос.
- Ты думаешь, что меня тоже постигнет эта участь?
- А почему бы и нет?- Марина остановилась, и глаза ее вновь вспыхнули золотом, а губы растянулись в злой усмешке.- Или ты думаешь, что лучше их? Наивный!
- Нет, не думаю. Но может я смогу тебе помочь?
- А с чего ты решил, что мне вообще нужна помощь? Мне никто не сможет помочь,- девушка резко погрустнела.- Она ненавидит дождь! Ненавидит дождь! Ненавидит, ха-ха-ха…- злость, гнев, радость, все это разом отразилось на лице пациентки.
- Кто ненавидит?- решил уточнить Константин, поняв, что источник проблем найден.
- Она!- девушка приблизилась к доктору вплотную. Теперь ее лицо было настолько близко, что Костя успел заметить, как темно-карие глаза преображаются, приобретая золотисто-желтый цвет, словно кто-то окрасил радужку от зрачка к краю по спирали широкой кистью.
- Так, Марина, спокойно, дыши глубоко,- мягко произнес Константин Павлович, заметив, что пациентка слишком возбуждена.
- Ничтожество! Глупый человечишка!- закричала девушка.- Тварь! Ты ничего не знаешь, ни-че-го! Пошел прочь из палаты, пока еще можешь, иначе клянусь, я переломаю твои ноги и засуну тебе их в… или нет, лучше убью тебя,- хищно облизнулась Марина.
- Ты меня не убьешь,- ни один мускул на лице парня не дрогнул. Он оставался предельно спокойным и хладнокровным. Ведь если дать пациенту почувствовать, что поддаешься его эмоциональному настрою, то может стать еще хуже, а этого Константину допустить нельзя.
- Это откуда у нас такая уверенность?- Марина моментально стала спокойной и отошла от доктора на пару шагов, только глаза ее все еще полыхали злобой и ненавистью.- Не хотите мне об этом рассказать?
- Ну почему же? Могу и рассказать. Например, сейчас в твоем поведении я вижу типичную самозащиту. Твое второе «я» как Цербер защищает свою территорию, на которую зашел чужак, т.е. я. Может, расскажешь когда и как появился этот защитник?- Константин Павлович неотрывно следил за пациенткой, установив с ней зрительный контакт, одновременно умудряясь следить за каждым ее движением.
- Интересно,- протянула Марина.- Значит типичная самозащита…
Словно любопытный щенок, девушка наклонила голову сначала в одну сторону, потом в другую, изучающе глядя на собеседника, а потом мило захихикала. Смех становился все громче, перерастая в истерический, а затем резко оборвался.
- Константин Павлович, думаю, мне понравится изводить вас,- по-деловому кивнула Марина, будто только что заключила важную сделку.
- Ты запомнила мое имя? Это хороший знак,- ободрился доктор.
- Ничего хорошего! Ты просто еще не понял, КАК тебе не повезло,- девушка улеглась на кровать и принялась чертить в воздухе какие-то только ей известные знаки.
- Мне кажется все иначе, но думаю, время покажет, кто из нас прав,- наблюдая за пациенткой, врач сделал несколько пометок в блокнот.
- Давайте поговорим?- через несколько минут молчания, предложила Марина, резко поднявшись и усаживаясь на кровати по-турецки.
- Конечно! Давайте поговорим. У вас есть определенная тема для разговора?- пациентка сама идет на контакт, значит не все так плохо.
- Расскажите мне о себе?- попросила девушка, и глаза ее вновь стали темного карего цвета.
- О себе?- задумавшись, повторил вопрос доктор.- Я родился в довольно богатой и известной семье, меня с детства окружало множество людей, опекавших меня и заботившихся обо мне. Но мы с братом любили частенько сбегать от всех этих нянек и охранников. С возрастом все изменилось. Я закончил школу, поступил в университет, где познакомился со своей будущей женой. После была ординатура по специальности психотерапия. А дальше работа в больнице. Вот как-то так,- закончил свой рассказ Константин. Марина все это время наблюдала за доктором, словно хотела понять его суть, заглянуть в самую душу.
- Одиноко, наверное?- широко зевнув, спросила девушка.
- Ты это о чем?- Не понял Костик.
- Одиноко потерять ее и остаться одному?
- Я не понимаю, о чем ты говоришь,- хотя доктор прекрасно понял, что Марина имеет в виду.
- Не притворяйся, что не понимаешь о чем речь. Я говорю про твою жену. В твоих глазах пустота. В твоем мире тоже идет дождь и одинокая луна сквозь тучи освещает зияющую пустотой окрестность вашей души,- девушка пристально посмотрела в глаза психотерапевта.
Мир перед Костиком поплыл. Вместо палаты, где он был секунду назад, он стоял посреди пустыря. Небо заволокли свинцовые тучи, сквозь которые изредка проглядывала луна, озаряя тьму серебристым светом. Моросил дождь. Унылый пейзаж вокруг, дороги, рытвины, грязь и слякоть, а в центре всего этого небольшое сухое дерево, простиравшее свои изогнутые ветви к небу, словно в мольбе.
- Я так и думала, тут тоже дождливо и, судя по всему, скоро вместо мороси будет ливень,- рядом с Костиком стояла его пациентка и оглядывалась по сторонам.
- Где мы?- спросил доктор, стараясь понять, как такое возможно.
- Ты и сам прекрасно знаешь,- усмехнулась Марина, легкой походкой направившись к высохшему дереву. Обвив ствол руками, она прижалась к нему щекой, словно обнимала сейчас самого дорогого ей человека.- Оно все еще живое. И такое теплое!
- Каким образом мы здесь оказались? Что это за фокус такой?- Костик разглядывал обглоданный тучами кусок луны, перебирая в голове все возможные варианты создания таких спецэффектов.
- Это твоя реальность, милый доктор. Дерево еще можно спасти. Прогони ночь из своей души и когда взойдет солнце, эта яблоня зацветет. Алине это понравилось бы.
- Ты знаешь ее имя?- впервые на лице Костика читались удивление и растерянность.
- А эти цепи? Откуда они?- только сейчас заметив металлическое «украшение», спросила Марина.
- Ты же у нас всезнайка, вот и разбирайся,- злость начала закипать в душе доктора. Ему очень не нравилось, что в его душе кто-то копается, вскрывая старые раны.
- Дождь усиливается, а она не любит дождь, пора возвращаться.
- Кто не люб…- доктор осекся, вновь очутившись в палате. Костик тряхнул головой, сняв очки, потер глаза, стараясь придти в себя.- Что это было? И кто там не любит дождь?
- Это был твой внутренний мир. И тебе явно нужна помощь. Не пробовал обращаться к психиатру? Твоей выдержки и нервов надолго не хватит,- и словно потеряв всякий интерес к доктору, Марина уставилась в окно.
- Нет надобности ни к кому обращаться, я вполне могу вылечить себя сам, а вот тебе нужна помощь!- доктор все больше злился, это он должен был узнать о своей пациентке пусть не все, но большую часть ее жизни, а не она о нем. «Это будет куда сложнее, чем я думал. Но я не сдамся, выстою любой ценой»- решил Костя, вставая со стула и направляясь к двери. Марина же продолжала смотреть в окно, сидя на кровати, давая понять, что на сегодня разговоры закончены.

Утро следующего дня.
- Доброе утро, Константин Павлович!- поприветствовала доктора Василевская.- Как спалось?
- Здравствуй, Марина,- кивнул в ответ психотерапевт. Настроения у Костика явно отсутствовало. Бледность на лице и глубокие тени под глазами свидетельствовали о бессонной ночи.
- Вижу плохо спали…Точнее вообще не спали,- весело улыбнулась девушка и, приблизившись к доктору, потрепала его по взъерошенным волосам. От такого поведения пациентки Костику стало не по себе. Но за прошедшую ночь он многое обдумал и дал себе слово, что больше не поддастся на подобные проделки со стороны Василевской. В конце концов, врач он или не врач? Глубоко вдохнув и собрав разлетающиеся мысли, Костик начал опрос.
- Как себя чувствуете? Есть ли какие жалобы? Что беспокоит? Где учились-работали до поступления в больницу? Как давно появилась та, что не любит дождь?
Вопросы сыпались один за другим, словно им не было конца, зато пациентка никак на них не реагировала. Она уселась на подоконник, задумчиво уставившись в окно.
- Сегодня солнечно. В моем мире так же затишье. Но скоро разразится гроза, поэтому мне так дороги эти солнечные лучи, которые проникают сквозь стекло и словно большие теплые лапы разбегаются по палате,- ловя ладошкой солнечный зайчик, сказала Марина.
- Тебе нравится солнце?- уцепился за тему доктор, как за спасательный круг.
- Мне больше нравится луна, такая большая серебристая, висящая в бархатном черном небе. И чтобы теплый ветер,- Марина спрыгнула с подоконника и, расставив руки в стороны, пробежалась по палате, смеясь своим мыслям.
- Чем ты занималась до того, как попала сюда?- принял новую попытку Костик, следя за действиями пациентки.
- Жила, точнее существовала,- спокойно ответила Марина.
- Что значит существовала?
- Так же, как ты сейчас.
- Речь не обо мне,- предостерег дальнейшее развитие темы в свой адрес доктор.
- А жаль, завтра будет хуже. Тебе осталось так мало времени, и ты тратишь его впустую.
- Откуда тебе знать? У меня все замечательно, карьера, друзья, семья, жизнь прекрасна!- вспылил Костик.
- Не обманывайте себя, доктор,- глаза пациентки блеснули золотом, а на лице появился хищный оскал. Марина запрыгнула на стол, сев на корточки и опираясь руками о столешницу. Сейчас она была похожа на зверя, готового к прыжку.- Не врите мне и себе!- пациентка наклонила голову вбок, при этом начав рычать.- Не врите, не обманывайте себя.
По спине Костика пробежал холодок. Сейчас Марина представляла собой довольно жуткое зрелище, со всеми своими метаморфозами. Но доктор оставался невозмутимым, нельзя было показывать, что такой вариант поведения может на него воздействовать, это не так.
- Прекратите, Марина Николаевна, вы сейчас лезете не в свое дело. Здесь больница и вы пациент, так что давайте сосредоточимся на ваших проблемах,- Костик решил взять инициативу в свои руки, а то, как это второй день, а он ничего не знает о больной.
- Значит, тебе можно лезть в мою душу, а мне нельзя? Мне кажется это не справедливо,- возмутилась девушка.
- Вы в больнице и вы больны.
- И ты тоже!
- Вы ошибаетесь!- грубые нотки послышались в голосе Кости, а глаза холодно блеснули серой сталью. Раздражение уже перешло за тот порог, когда его можно было сдерживать.
- Как знаешь!- Марина расхохоталась. Вдруг смех оборвался, девушка спрыгнула со стола, подошла к доктору и, заглянув в его глаза, сказала:- Я могу тебя спасти.
Костика снова окутала тьма. Словно изъеденный молью, диск луны бледными всполохами освещал пустырь.
- Нет, я не позволю тебе копаться в моей голове! Тоже мне Жанна д’Арк нашлась! Прочь из моих мыслей!- закричал доктор. Ночной кошмар повторялся, то же небо, та же луна, тот же пустырь и одинокое дерево, зовущее его голосом Алины. Она просила о помощи, просила отпустить ее, просила забыть. Но он не мог! Костик твердил сквозь зубы одну и ту же фразу, словно заклинание: «ты умерла, ты умерла!», но ничего не менялось, он просто не верил своим словам. Не хотел верить. А голос становился все громче, причиняя уже физическую боль. Доктору показалось, что сейчас его голова лопнет, как мыльный пузырь. На кожу упало что-то мокрое и холодное, затем еще раз и еще. Стало немного легче.
- Ненавижу этот проклятый дождь! У Марины в голове он постоянно идет. Ненавижу!- бормотание сменилось шипением, и видение оборвалось. Костик снова оказался в палате. Марина сидела на полу, забившись в угол, обхватив колени руками и раскачиваясь из стороны в сторону. По лицу девушки текли слезы.
- Прости меня, Костя,- темно-карие глаза смотрели на мужчину не мигая.
- Константин Павлович или доктор,- машинально поправил пациентку врач.
- Костя, помоги мне, и я помогу тебе.
- И чем же ты можешь мне помочь?- скептически посмотрел на девушку Костя.- Алину ты вернуть не в силах, так что не надо пустых слов.
- Я и не говорю, что верну ее. Можешь пока не отвечать, у тебя будет время подумать. Через два дня я жду твоего ответа,- тараторила Марина, словно боялась не успеть сказать то, что запланировала.
- Почему через два дня?- не понял доктор.
- Именно столько я пробуду в изоляторе,- просто пояснила пациентка.
- Ты думаешь, что тебя отправят в изолятор?- это уже было интересно.
- Так всегда делают, когда она просыпается,- пожала плечами Марина.
- Да кто эта твоя Она?- не выдержал Костик. Этот вопрос его снедал второй день.
- Та, с золотыми глазами, что постоянно лезет в ваши мысли, та, что изводит вас, та, плохая. Она не отпустит тебя. Ей нравится причинять боль. Ей нравится играть с ничтожными людьми, как она всех называет,- в ужасе зашептала девушка, еще больше вжимаясь в угол палаты.
- Ну что ты, Мариночка, успокойся,- добродушно улыбнулся доктор. Стараясь не делать резких движений, чтобы не напугать пациентку, Костик медленно направился к девушке, держа руки на виду. – А у Нее есть имя? Как зовут эту желтоглазую?
- Одио, ее зовут Одио.
- Одио? Какое странное имя. Можешь про нее рассказать?- доктор достиг своей цели. Осторожно подняв Марину с пола, он усадил ее на кровать, укрыв дрожащие плечи девушки покрывалом. Ему было жаль это бедное запуганное дитя, которое стало жертвой собственного разума.
- После грозы, когда она успокоится, а ты ответишь на мое предложение,- покрасневшими от слез глазами посмотрела она на Костика. Ему оставалось лишь кивнуть в знак согласия.- А сейчас не мог бы ты подержать меня за руку, пока я буду засыпать?
- Да, конечно,- утвердительно ответил Костя. Маринина просьба несколько его удивила, но это так же означало, что она начала доверять ему. А еще он узнал про Одио. Подержав девушку за руку и дождавшись, пока она уснет, доктор тихо встал со своего места, направляясь к двери, но не успел он дойти до порога, как за спиной раздался зловещий смех. Костя резко обернулся. Марина все так же спала, мерно посапывая.
- Бред какой-то, уже галлюцинации начались,- покачал головой мужчина, словно сбрасывая с себя морок, и вышел из палаты. А на лице спящей девушки расплылась гаденькая ухмылка.
 
FessДата: Среда, 16.01.2013, 20:10 | Сообщение # 3
Некромант
Группа: Проверенный
Сообщений: 482
Награды: 18
Репутация: 7
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений
Статус:
На следующее утро Константин Павлович явился на работу ни свет ни заря. Выпив пару кружек кофе и прослушав несколько мелодий в плеере, мужчина отправился в палату номер шесть. Но пациентки не оказалось на месте. Марину действительно заперли в изоляторе. Разузнав, где именно сокрыто его сокровище, доктор направился на него взглянуть. Заглянув в маленькое окошко на двери, Костя увидел Марину, завернутую в смирительную рубашку. Девушка яростно билась о мягкие стены с каким-то неописуемым восторгом вперемешку со злостью, что читались на ее лице. Мгновение и пациентка скрылась из поля зрения Кости. Несколько минут ничего не происходило. Как вдруг Марина выпрыгнула перед самым носом доктора. От неожиданности Костик вздрогнул. Через стекло маленького окошка на мужчину смотрели два золотисто-желтых глаза. Сейчас это была не Марина, сейчас была та самая Одио. Она кричала что-то, строила доктору рожи, плевалась и хохотала. Но буквально на секунду лицо девушки преобразилось, глаза потемнели, а губы шепнули короткое «помоги» и снова бесноватая взяла верх. Словно с утроенной силой Одиа начала кидаться на стены, падала, вставала и снова кидалась. Ее забавляла эта ситуация. Даже сквозь толстую дверь проникал ее ужасный смех. Костя как зачарованный наблюдал за этим сумасшествием и не мог поверить, что хрупкая Марина могла превратиться в нечто столь ужасное. Одиа замерла, прислонившись к стене. И доктор увидел, как сквозь смирительную рубашку сочится кровь. Как красная жидкость проступает на стенах, потолке. Как Марина корчится от боли. Как тугие ремни рубашки, словно змеи, ползут к тонкой девичьей шее и застегиваются на ней прочным ошейником. Как скользят маленькие колечки, давая понять, что удавка затягивается все сильнее. Костя хочет закричать, хочет позвать на помощь, но голоса нет. Он начинает стучать по двери, как вдруг ее хлопают по плечу. Доктор медленно оборачивается, холодея от ужаса, но за спиной всего лишь на всего его коллега.
- Ты как, Кость?- обеспокоенное выражение глаз седого старика и по-отечески добрая улыбка прогоняют страх.
- Да нормально, Станислав Арсентьевич, вот пришел посмотреть на подопечную,- отмахнулся Костик.
- Это хорошо, раз нормально, ты это, держись давай. Мы все за тебя переживаем,- старик потрепал коллегу по волосам, словно какого-то школьника и отправился по своим делам. Костя еще какое-то время смотрел ему вслед, а потом перевел взгляд на маленькое окошко в двери изолятора. Никакой крови, ремни на месте. Только желтые глаза самодовольно смотрят в упор на свою жертву, а рот пациентки кривится в злой усмешке. Еще не прошло положенного срока на раздумье, но Костя уже решил, каким будет его ответ.

Спустя два дня.
- Доброе утро, Марина Николаевна!- заходя в палату номер шесть, поздоровался Костя.
Но девушка лишь устало и как-то обреченно посмотрела на доктора. Костик отлично держался, хотя вид у него был, будто по нему не один раз каток проехал. Осунулся, побледнел. Складывалось впечатление, будто он не ел и не спал с того самого момента, как познакомился с Василевской. Только это были не любовные терзания, а снедавшие его изнутри страх и боль. Все говорило о том, что посеянное зерно безумия проросло в хорошо подготовленной почве.
- Марина?- позвал Костя.- Я согласен тебе помочь. Расскажи, что мне нужно сделать?
- Уже поздно,- обреченно промолвила девушка.
- Что значит поздно?- возмутился доктор.- Ты же сама дала мне два дня на раздумья и теперь говоришь, что поздно?
- Уйди, исчезни, беги, пока еще есть время. Возьми неделю отпуска, попей успокоительных, поплачь психологу, хорошенько выспись и все пройдет,- безразлично посоветовала Марина.
- Нет, так дело не пойдет! Я так просто не уйду, хочешь ты этого или нет!- скрестив руки на груди, твердо заявил врач.
- Ну и дурак!- буркнула девушка.
- Может и так. Но у меня есть и другая версия. Подожди немного, я скоро вернусь.
То время, пока Марина была в изоляторе, Костя зря времени не терял, он подробно изучил историю болезни девушки, узнал откуда она поступила, как развивалась ее болезнь. В общем, все, что ему нужно было знать. Сейчас по всем меркам Одио спала, а значит, Марина была абсолютно безвредной. Договорившись с заведующим отделением и забрав из своего кабинета большой бумажный пакет, Костя вернулся в шестую палату.
- Вот, переоденься, пойдем, прогуляемся с тобой,- с улыбкой сообщил он девушке.
- А меня выпустят?- недоверчиво покосилась на доктора Марина.
- Я обо всем договорился. Пойдем, подышим свежим воздухом немного. Невозможно все время сидеть в четырех стенах.
Через двадцать минут оба уже сидели в Костином автомобиле.
- Куда бы ты хотела съездить?- поинтересовался доктор, заводя машину.
- К маме,- откинувшись на спинку сиденья, ответила Марина.
- Тогда говори адрес.
- Городское кладбище. Мама умерла, когда я была маленькой.
Дальше оба ехали молча, только радио нарушало тишину. Марина неотрывно следила за дорогой, а Костя думал над новой информацией. Расспросить бы ее побольше о смерти матери, вдруг это и есть причина такого состояния девушки. Когда добрались до места, Марина попросила Костю остаться в машине, объяснив это тем, что хочет побыть с мамой наедине, обещав, что непременно вернется. И девушка сдержала свое обещание. После они поехали в любимый Костин ресторан.
Приятная обстановка, классическая музыка, отличная еда, все располагало к доверительной беседе. Сделав заказ и дождавшись, когда блюда принесут, доктор и пациентка завели непринужденную беседу.
- Почему ты пошел в психиатрию?- спросила Марина.
- Может потому, что хорошо разбираюсь в людях?- улыбнулся Костя.
- Говорят в психиатрию идут те, у кого проблемы с головой,- покрутила вилкой у виска девушка.
- Говорят вообще многое, но не все оказывается правдой,- подметил доктор.- А что стало с двумя другими врачами, лечившими тебя до меня?
- Ничего, они просто сломались, не выдержав издевки,- пожала плечами девушка.
- Это была Одио? Это она с ними что-то сделала?
- Да, она.
- Но Одио часть тебя, значит, это сделала ты?
- Может и так, я не знаю.
- Ты не против, если я запишу наш разговор на диктофон?
- Нет, конечно, это же твоя работа,- погрустнела Марина.
- Просто иначе потом я могу упустить важные моменты. Не обращай на него внимание,- Костя включил на телефоне запись и прикрыл сотовый салфеткой, чтобы он не мозолил глаза.
- Если чего-то не видно, не значит, что этого нет,- философски заметила Василевская, наблюдая, как доктор прячет телефон.
- Мне кажется, что мы скоро про него забудем.
Так и произошло. Через несколько минут доктор и пациентка разговорились, обсуждая вполне нормальные повседневные темы. А после, когда официантка принесла две чашки с кофе и десерт, Марина вдруг замолчала, словно собираясь с духом.
- Знаешь, когда я была маленькой, меня часто обижали. В школе постоянно надо мной издевались, потому что моя семья не была богатой, а я не соответствовала модным тенденциям. Меня всячески унижали и в классе и перед всей школой, а учителям было все равно. Мама несколько раз ходила к классному руководителю, прося, чтобы он как-то поговорил с моими одноклассниками, но все было бес толку. Издевательства из школы перенеслись на улицу. Меня поджидали за углом и кидались словно сороки. А потом мама заболела и умерла. У нас не было денег на операцию. Никто в школе не знал об этом, а издевательства продолжались. После маминой смерти в моем мире начал идти дождь. Он лил не прекращаясь. А потом появилась Одио. Она стала моей защитой. Научила меня давать отпор обидчикам, правда несколько переусердствовала. Нескольких девочек довела до нервного срыва, кому-то сломала нос, кому-то руку. Ее ненависть распространялась на всех и не знала пределов. Позже она стала кидаться и на тех, кто хорошо ко мне относился. Даже отца довела до суицида, хорошо его удалось спасти. Одио брала верх надо мной, а я все больше скучала по маме. Дождь наскучил Одио, она возненавидела его. Тогда начались нападки и в мою сторону. Потом были детские психологи, различные школы для одаренных детей, интернат и ваша психбольница,- девушка замолчала, сжав сильнее скрещенные пальцы.
- Спасибо, что рассказала мне это. Но не могла бы ты ответить еще на один вопрос?- Костик напряженно вглядывался в лицо Марины.
- Да, конечно, спрашивай.
- Мне интересна вот какая вещь, откуда ты можешь знать те вещи, которые практически никому не известны и как можешь менять реальность, погружая людей в их собственные мысли?
- Я не знаю. Одио часто злилась и бросалась в драки. Мне из-за этого не хило доставалось. Несколько сотрясений мозга, кома. После этого я научилась влезать в чужой разум. Не знаю, как у меня это получается, но получается,- Марина совсем загрустила.
- Мы с этим разберемся, а сейчас пойдем, прогуляемся. Любишь аттракционы?- решил сменить тему Костя. Ему самому хотелось отвлечься.
- Да, люблю!- темно-карие глаза засветились радостью.
После парка аттракционов Костя отвез Марину в больницу. Обнимая огромного плюшевого медведя, которого для нее выиграл доктор, девушка вернулась в свою палату, не забыв поблагодарить Костю за чудесный день. Сообщив постовой медсестре, что пациентка на месте, Костя поехал домой. По дороге он размышлял над прошедшим днем, над тем, что теперь он знает причину появления Одио, как от нее избавиться и вылечить Марину. Единственное что он до сих пор не мог понять, это как она умудряется пробираться в его мысли, менять реальность вокруг и прочие мистические мелочи. А еще Костя думал о том, что Марина очень напоминает ему Алину, когда они с женой только познакомились, будучи студентами университета. Ей тогда было тоже семнадцать, как и Марине сейчас. Сколько лет уже прошло с тех пор, а воспоминания оставались по-прежнему яркими и детальными.

Следующий день был выходным. Даже будильника не потребовалось, чтобы встать с утра пораньше, а все потому, что противный кошмар продолжал мучить Костю. Ни седативные препараты, ни снотворное не помогали. Хоть просто отключай мозги на время и отдыхай в свое удовольствие. Жаль, что наука до такого еще не дошла. Хотя нет, дошла, конечно, и даже совсем не наука, но запускать работу мозга пока еще не научились. Сварив себе очередную порцию крепкого кофе, потому как истощенный без сна организм все равно клонило в некое подобие дремы, Костя засел за изучение собранного материала. Во всей этой истории с раздвоением личности не складывались пара деталей. Во-первых, странным было то, что обе личности прекрасно друг друга знали, а так же помнили то, что помнит другая личность. А значит, настоящего раздвоения как такового нет. Тогда что? Шизофрения? А как тогда объяснить изменение цвета радужки? Может это конечно редкостная особенность данного индивидуума, но слишком уж подозрительная. С этим, пожалуй, надо обратится к окулистам и узнать, может ли такое быть. Дальше. А дальше еще одна маленькая загадка, как Василевская узнает то, чего знать не должна и видит то, что не может? Единственным объяснением, которое мог дать Костя - был гипноз. Банальный трюк, но мастерски проделанный. Кстати, это могло так же распространятся и на изменение цвета глаз. Видимо при первом контакте с пациенткой, доктор подвергся сеансу гипноза и при последующих встречах, при произнесении определенного слова или звука, Костин мозг начинал выдавать нужную галлюцинацию, типа изменения цвета глаз или воплощения ночных кошмаров. Теория конечно абсурдная, потому как в таком случае у девушки просто дар вводить людей в состояние гипноза не прибегая для этого к общим манипуляциям в виде маятникообразных движений или концентрации на определенном предмете.
Размышляя над тем, как доказать свою теорию, а так же обосновать диагноз, Костя не заметил, что кофе кончилось, а утро давно перешло в день. В голове созрела идея, поэтому покопавшись в блокноте, сделав несколько нужных звонков, доктор собрался и выбежал из квартиры. Весь день промотавшись по городу и опросив несколько человек, Костя вернулся домой. Большое количество информации, которое он сегодня выслушал и естественно зафиксировал не давали ему покоя, но и вселяли какую-то надежду на то, что разгадка в его руках. Оставалось только выложить детали на нужные места и пазл собран!
В воскресение у Кости было дежурство. То есть он был ответственным за все отделение, а значит, заняться Василевской в полном объеме возможности не представится. Но пока дело терпит. Все же неделю он продержался и вроде как пока в здравом уме и доброй памяти, хотя коллеги продолжают поглядывать на него с жалостью, пророча место на койке в соседнем отделении. Но пока еще рано делать такие выводы. Совершив положенный обход и сделав кое-какие поправки в назначениях, Костя направился в уже так полюбившуюся ему палату номер шесть. Марина сидела на подоконнике в обнимку с плюшевым медведем и рассматривала что-то интересное за окном.
- Добрый день,- поздоровался доктор, привычно усаживаясь на стул и доставая блокнот.
- Добрый день,- вторила пациентка, не обратив внимания на вошедшего.
- Как самочувствие?- осведомился врач, размышляя над тем, как лучше подобраться к интересующей его теме.
- Замечательное. А ты все так же продолжаешь мучиться кошмарами? Сожалею,- с наигранным сочувствием в голосе произнесла девушка.- Но уговор есть уговор, ты помогаешь мне, я помогаю тебе, иначе никак.
- Я помню наш уговор, но психика человека это не какой-то там механизм, где заменил деталь и он исправно работает дальше. Здесь все намного сложнее, не так ли?
- Конечно сложнее, но с другой стороны и очень все просто. То чего нельзя увидеть глазами и как-то доходчиво объяснить может существовать, а может и не существовать. Все может оказаться иллюзией, а может и быть явью. Так кто ты, Чжуан-цзы, которому, сниться, что он бабочка или бабочка, которой сниться, что она Чжуан-цзы?- Василевская довольно улыбнулась тому, что окончательно запутала доктора, хотя и дала ему огромную подсказку. Глаза девушки блеснули золотом, но она тут же спрятала лицо, уткнувшись носом в плюшевого медведя.
- Я не особо понимаю, к чему ты клонишь, но думаю, что скоро решу, твою очередную загадку,- вздохнул Костя, зная, что разговор на этом закончен. Он видел золотой отблеск в глазах Марины, а значит Одио бодрствовала, хотя из наблюдений после изолятора три дня как минимум Василевская должна была быть мирной и спокойной. Может, конечно, доктору все показалось, но он решил для себя быть на стороже.
- Я зайду к вам чуть позже,- вставая со своего места, сообщил Костя и направился к двери.
- Буду ждать тебя с нетерпением,- девушка улыбнулась доктору вслед, сверля его спину золотисто-желтым взглядом.
Заполнив все необходимые бумаги и поболтав о жизни с медсестрами, Костя обосновался в ординаторской с кружкой кофе в руках. У доктора было какое-то странное предчувствие, что сегодня должно что-то произойти, только вот что? Да еще Василевская решила поумничать. Допив кофе и погрузившись в чтение какого-то дешевого детективчика, который оставил кто-то из коллег, Костя не заметил, как уснул.
Огромная серебристая луна освещала пустырь, в центре которого цвела яблоня. Костя направился к дереву, чтобы присесть на маленький клочок зеленой травы возле него. Что-то магическое было в этом месте. А еще оно напоминало то место, где они с Алиной любили проводить свое свободное время. Когда цвела яблоня, он сделал любимой предложение, и она ответила согласием. А через пять лет, в это же время, под яблоневый цвет ее не стало. Спотыкаясь о камни и утопая в грязи, Костя все же добрался до дерева и уселся на травяной ковер. На удивление все шло не как обычно. Неужели кошмар закончился? Но доктор рано обрадовался обманчивому спокойствию. Прислонившись спиной к стволу дерева, Костя смотрел на соцветия, которые нежно шевелил ветер. Несколько белоснежных лепестков оторвались и плавно падали на землю. Но тут мужчина почувствовал, как спина его стала мокрой. Отпрянув от дерева, он застыл в немом изумлении, увидев, что сквозь трещины в коре сочится кровь. И чем дальше, тем больше становилось трещин, тем сильнее текла кровь. А потом послышался женский крик. Костя хорошо его помнил, кажется, он запомнил его на всю оставшуюся жизнь. Приглядевшись, доктор заметил, как ствол дерева постепенно меняется. На коре проступили очертания женского лица. Из широко открытых глаз стекали кровавые слезы, а губы шептали: «отпусти!»
- Алина?- дрожащим голосом произнес Костя, не в силах отвести взгляда от любимого лица.
- Отпусти меня, прошу. Перестань мучить себя. Ты же знаешь, что ни в чем не виноват!- а потом глаза на лице покойной вспыхнули золотом.- Ты же знаешь, что это ты убил меня, знаешь так ведь?
- Это не так! Я не мог ничего сделать! Я…я старался, но было уже поздно, я не виноват!- отползая от дерева, закричал доктор. Почувствовав, что наткнулся на что-то мокрое, он машинально взглянул на руки, которые оказались в крови. Красная жидкость, словно живая, поднималась от кистей по предплечьям и выше, будто хотела поглотить человека полностью.
- Это ты виноват, что я умерла, не смог правильно оценить ситуацию. Это ты убил меня!- хохотало дерево, увеличиваясь в размере. Теперь уже не белые лепестки падали на землю, а кроваво-красные. Некоторые из них воспламенялись, а когда достигали земли, поджигали ее.
- Алина, я не хотел, прости меня. Я не знал, что все так выйдет. Я не сумел тебе помочь. Прости любимая, прости.
А потом картинка резко изменилась, вот он едет с Алиной в машине, они ругаются из-за какой-то мелочи. Она просит остановиться, что Костя и делает. Женщина выходит из авто, хлопая дверью, собирается перейти через дорогу, чтобы сесть на автобус. Костя достает диск из бардачка, чтобы включить любимую музыку и не думать о том, что Алина была права. Но от поисков CD его отвлекает женский крик, доктор непонимающе смотрит на дорогу, а там мигая аварийкой тормозит нива, как-то неестественно сворачивая вбок. Из-за переднего колеса автомобиля виднеется женская ладонь. Костя машинально ищет в толпе прохожих василькового цвета платье, но не находит. На автомате открывает дверь машины и бежит к месту происшествия. Он молится о том, чтобы это была не Алина. Но когда доктор достигает места, где в неестественной позе распростерто тело в васильковом платье, надежды оставляют его. Алина все еще в сознании, она слабо улыбается ему, хотя глаза полны боли. Вспоминая все, чему их учили в университете, Костик начинает оказывать жене первую медицинскую помощь, но пропускает тот факт, что у нее сломана ключица. Осколок кости порвал подключичную вену. А Костик не обратил внимания на темную струю крови, на тот момент ему более опасным показалось кровотечение из сломанной ноги. Алина быстро угасала на глазах Кости, а он не знал, как ей помочь. Воздушная эмболия. Приехавшая скорая засвидетельствовала смерть пострадавшей в ДТП и забрала тело для судебно-медицинской экспертизы. А Косте самому пришлось добираться до дома. Он снова и снова переживал эти мгновения своего бессилия. Память словно специально возвращала его в те секунды, когда жизнь покидала тело его жены, услужливо растягивая время. Костя снова и снова бросался накладывать на бедро кровоостанавливающий жгут, вместо того, чтобы закрыть рану в области сломанной ключицы.
Картинка опять изменилась, Костик снова сидел возле яблони, на стволе которой золотом блестели два глаза.
- А помнишь заключение эксперта?- усмехнулось дерево.- Помнишь, что он сказал, что твоя жена была на втором месяце беременности?
- Хватит! Прекрати!- взмолился доктор, уже не обращая внимания на то, что кровь покрывает его толстым слоем, как вторая кожа, как густые потоки застилают глаза, заливаются в рот, уши, нос. Костя закашлялся, бессильно падая в жижу. А над пустырем разнесся детский плач, смешанный с криком Алины.
- Константин Павлович! Константин Павлович!- услышал доктор чей-то встревоженный крик.- Просыпайтесь, Константин Павлович! Василевская снова буянит, совсем из ума выжила дура проклятая! Точно бес в нее вселился, отделение громить начала, вас зовет.
Костик с трудом разлепил веки и первое, что он увидел, было встревоженное лицо Веры Федоровны, постовой медсестры. Грузная женщина лет пятидесяти продолжала трясти доктора за плечо.
- Успокойтесь, Верочка, сейчас разберемся, что там происходит,- вставая из-за стола, прохрипел Костя. Он все еще не мог отойти от сна. А тут еще Василевская расшалилась.- А где санитары? Неужели не смогли справиться с девушкой? Или опять отсыпаются? Не беспокойтесь, Верочка, сейчас разберемся со всем, а вы пока подготовьте нам укольчики.
- Хорошо, Константин Павлович, только это, будьте осторожны. Она вон Леньку с Толиком быстро того, выключила,- дрожа от страха, сообщила новость медсестра.
- Вот те раз!- только и смог сказать доктор, открывая отделение, запертое на ключ.
Словно в фильме ужасов на протяжении всего коридора мигали лампы дневного света. От сильного ветра из разбитого окна разлетелись все бумаги, лежащие на посту и, теперь летали туда-сюда. Разбросанные стулья из столовой, какие-то вещи и два здоровенных санитара, лежащих на полу, дополняли картину. И среди всего этого хаоса стояла хрупкая девушка в обнимку с медведем.
- Ты пришел, Константин Павлович!- радостно воскликнула Марина и захлопала в ладоши.- Тогда давай поиграем? Ну, давай поиграем?
- Что все это значит?- доктор встал как вкопанный, не в силах пошевелиться.- Марина, ты что натворила?- справившись с шоком, Костик подбежал к санитарам, проверяя у них пульс и дыхание. Живы, но в отключке, с облегчением заметил врач.
- А то и значит. Мне надоело ждать, я хочу сейчас размазать тебя по стенке, видеть, как ты сломаешься,- зло усмехнулась Василевская, сверкнув золотыми глазами.- Понимаете ли, доктор,- с умным видом начала объяснять сумасшедшая,- кошмары на тебя не действуют, точнее действуют, но медленно. На контакт ты идешь не охотно. Не доверяешь мне все свои тайны. А еще ты начал нравится этой дурочке. А я никак не могу допустить тот факт, чтобы вам с ней было хорошо. Не в моей компетенции доставлять радость людям. Поэтому давай все закончим сегодня?
- О чем ты говоришь?- Костя не понимал, к чему ведет Василевская.
- А все просто, очень просто дорогой мой! Мы быстренько тебя кончаем, а я дальше остаюсь править балом в этой больничке и дело в шляпе. Знаешь, мне здесь понравилось, так уютно, хорошо кормят, а еще есть веселенькие пижамы! И уйма психов, над которыми так весело издеваться,- девушка довольно расхохоталась.
- Давай, может, поговорим?- решил потянуть время доктор, стараясь предугадать поведение больной.
- Может, и поговорим, а может, и нет,- безразлично пожала плечами Марина, точнее Одио.
- Тогда пройдем в палату? Там тихо, спокойно и ветра нет,- предложил Костя.
- Нет, мне надоело сидеть в палате, там все такое скучное! Лучше здесь, здесь веселее. А теперь займемся тобой, а то ты какой-то уж больно спокойный, раздражает!- фыркнула девушка и глаза ее хищно блеснули желтым огнем.
Мир для Костика начал меняться. Только что виденный им кошмар вернулся. Он снова слышал голос любимой и младенческий крик. Густая кровь, словно слизень, растекалась по его телу. А еще она мерзко пахла. Борясь с рвотным позывом и паникой, Костя пытался вырваться из этого наваждения. Но ничего не получалось.
- Как у тебя здесь стало уютненько!- дала знать о своем присутствии Василевская.- А это у нас что? Какие очаровательные глаза у твоего деревца! Совсем как мои, когда я злюсь. Неужели ты думал обо мне все это время? Я польщена, мой сладкий, но знаешь, ты несколько староват для такой девушки как я.
- Марина, прекрати, давай поговорим в нормальной обстановке, а не в моей голове будем копаться,- попросил доктор.
- Ну, что ты! Обстановка очень даже предрасполагающая к беседе! Смотри, сколько всего тут имеется!- расставив руки в стороны, закружилась Одио.
- Что ты имеешь в виду?- не понял доктор.
- А ты оглянись получше!- обстановка и впрямь изменилась, вместо пустоши под открытым небом, они теперь находились в странного вида палате с разбитым окном, операционным столом по середине и инструментальным столиком, рядом с ним.
- Где это мы?- спросил Костя, не в силах понять, явь это или же наваждение. Поскольку в их больнице было старое крыло, где сейчас делали ремонт и такая вот палата, а точнее перевязочная вполне могла бы быть.
- Давай поиграем в маленькую игру? Если ты выиграешь, обещаю отпустить вас обоих, а если проиграешь, то оба умрете, договорились?- подойдя к столику с инструментами и взяв оттуда скальпель, спросила Одио.
- А что будет, если я не соглашусь играть?- доктор следил за каждым действием Василевской.
- Ты умрешь, она умрет, вы оба умрете, здорово, да?- радостно улыбнувшись воскликнула девушка, размахивая скальпелем.
- Значит, мне придется согласиться,- вздохнул Костя, понимая, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет.
- Так точно, в любом случае вы покойники, а так хоть ты попытаешься выполнить данное ей обещание,- скучающе произнесла Одио.
- Могу я поговорить с Мариной?
- Нет, не можешь. Я не хочу, чтобы ты с ней говорил,- медленно девушка направилась к доктору.
- Скажи, Одио, а давно ты существуешь?- не отрывая взгляда от поблескивающего в тусклом свете скальпеля, тянул время доктор.
- Больше, чем тебе кажется на первый взгляд.
- То есть ты всегда была с Мариной?
- Нет, мы с ней встретились несколько лет назад, а потом я в ней поселилась, но к чему все эти разговоры?- сверкнула глазами сумасшедшая.
- Я же твой врач, я должен знать о тебе все, чтобы смочь вылечить тебя,- Костик едва успел увернуться от резкого выпада. Лезвие скальпеля порезало лишь белый халат.
- Ты не сможешь ей помочь, поэтому просто умри,- фыркнула Одио и сделала еще один выпад, но доктор увернулся, выбив оружие из рук девушки.- Ах, ты ублюдок!- возмутилась она, кидаясь на мужчину и пытаясь вцепится в его горло руками.
А потом все исчезло. Несколько мгновений тьмы и вот Костик вновь стоит посреди отделения, на полу валяется медведь, ранее подаренный Марине, бегает медсестра, приводя санитаров в чувство, несколько больных опасливо выглядывают из-за дверей своих палат, но вот Василевской нигде нет.
- Вера Федоровна!- позвал Костя женщину.- Где Марина?
- Не знаю, Константин Павлович, когда я пришла вы тут один стояли, не считая наших красавчиков,- с укоризной посмотрела она на двух парней.
- А отделение, оно закрыто?- тут же проверяя карманы, спросил врач.
- Открыто было, думала вы не заперли.
- Етишкина жизнь!- хлопнул себя по лбу Костя, его эта Василевская уже начала порядком раздражать, творит что хочет!- Присмотрите тут за всем, а я пойду искать нашу красавицу, чтоб ее черти взяли!
Медсестра проводила Костика удивленным взглядом. Всегда такой спокойный и холодный Константин Павлович сейчас был явно взбешен. А они уж было все считали, что у него эмоциональная недостаточность.
Костик выбежал из отделения, раздумывая над тем, куда могла деться Василевская, как услышал со стороны лестницы знакомый смех. Мужчина тут же рванул по направлению звука. Перескакивая через две-три ступеньки, доктор добрался до четвертого этажа. Странное красное пятно расплывалось на полу из-под двери, ведущей в седьмое отделение. Боясь собственных предположений, Костя последовал дальше. С трудом открыв дверь, доктор обнаружил пожилого пациента, на горле которого зияла огромная дыра. Кровь, маленьким фонтанчиком, брызгала наружу, растекаясь лужицей на полу. Снова послышался смех. Поняв, что старику уже ничем не помочь, Костик отправился на поиски Василевской. В ординаторской он обнаружил еще два трупа. И опять смех где-то вдалеке.
- Прекрати! Они ни в чем не виноваты!- не выдержал доктор.
- Они нет, ты да,- послышалось где-то совсем рядом.
- Мне казалось, что в игру будем играть только ты и я,- выбегая из ординаторской, спросил Костя, стараясь продлить диалог, чтобы быстрее найти Василевскую.
- А мы и так играем только вдвоем,- хмыкнула девушка и появилась за спиной врача, наотмашь ударив его по голове огнетушителем.
 
FessДата: Среда, 16.01.2013, 20:11 | Сообщение # 4
Некромант
Группа: Проверенный
Сообщений: 482
Награды: 18
Репутация: 7
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений
Статус:
Яркий свет бьет в глаза из восьми вместе собранных ламп. Костик зажмурился, привыкая к такому яркому освещению. Руки и ноги оказались крепко привязаны. Не оставалось сомнений, что он лежит на операционном столе, а вот металлический шум рядом заставлял насторожиться.
- Ты вот любишь копаться в чужих головах, я тоже люблю это делать, поэтому сейчас мы посмотрим, как устроены твои мозги,- Одио облокотилась на грудь доктора, прислонив к его лицу коловорот с готовой фрезой.- Я видела, как это делают в фильмах. Говорят, мозг не чувствует боли, поэтому расслабься. Обещаю, тебе понравится.
Девушка мило улыбнулась, сверкнув золотыми глазами, а потом, привстав на цыпочки, поцеловала доктора в губы.
- Все-таки ты симпатяшка, только лезешь не туда, куда надо!- взяв скальпель, Одио быстрыми отточенными движениями рассекла кожу головы вместе с подлежащими тканями, раздвигая края раны в стороны. Костик дернулся, но голова оказалась прочно зафиксированной. Быстро отслоив мягкие ткани, девушка поставила на черепе несколько крестиков и взялась за распатор.
- Перестань, давай просто поговорим!- попросил доктор, морщась от боли.
- Не хочу разговаривать, это очень скучно, а так веселее. Смотри, какой ты чувствительный сразу стал, а то все морда кирпичом была, не пробить.
- Но ведь у тебя же нет раздвоения личности! И нет никакой Одио! Марина, что с тобой происходит?- закричал Костя.
- Может, и не было, а может и есть. В нашем мире все иллюзорно и не может не существовать того, во что мы свято верим, как и то во что не верим. Слишком много отрицания, на мой взгляд. Пожалуй, в следующий раз сформулирую фразу получше. А теперь не дергайся! Хочу, чтобы все было красиво! А знаешь, что самое обидное?- вдруг спросила девушка.
- И что же?- усмехнулся Костик, чувствуя, как в его черепе появляется новая дырка.
- Ты такой же, как и все, а это так печально!- вздохнула Одио.
- Что ты имеешь в виду?- не понял доктор.
- Ты уже достаточно знаешь, поэтому не вижу смысла что-то еще объяснять. Так что не спрашивай, а то только сильнее раздражаешь.
Костя задергался в своих путах, но ремни держали крепко. Из-за сильного кровотечения и боли кружилась голова, тошнота подкатывала к горлу, не давая нормально дышать. Странная смерть на операционном столе от рук психопатки. И никто не придет на помощь, хотя в отделении уйма народу, а все потому, что все кругом заперто. Вот именно, что заперто! Тогда как они очутились в операционной? И почему нет персонала, который так же должен дежурить в отделении и тот пожилой пациент, который не мог находиться в коридоре. Все слишком странно и гладко. Тем более готовый набор инструментов для трепанации, который словно специально выложили для издевательства над ним.
- Это все не правда!- закричал врач, громко рассмеявшись.- Ты меня обманула! Как я сразу не догадался?
- Ты это о чем?- непонимающе уставилась на него Одио.
- О том, что все это иллюзия, мне все это снится. Просто один длинный кошмар.
- Кажется, я повредила какую-то из извилин, и ты сошел с ума. Можешь отрицать все, но только знай, что это твоя реальность,- продолжая свое дело, произнесла девушка.
- Я уверен, что это очередной морок, который ты на меня напустила. И я смогу очнуться, если захочу.
- Давай, пробуй, пока я тут буду спиливать кость, можешь развлекаться,- отбросив коловорот и взяв пилу, девушка протянула ее через отверстия.
Костя не знал, как точно прекратить этот кошмар. Но он был уверен на все сто, что это просто одна большая галлюцинация. Сосредоточиться не удавалась, потому, как боль очень сильно отвлекала. Надо было на чем-то сконцентрироваться. А еще сознание предательски начало покидать тело. Мысли забились в панике, словно белки в клетке: «Это все мираж, это все сон, это все не правда! Только как выбраться отсюда? Тогда если все это мне сниться, значит, я могу управлять всем, значит, я могу заставить ее остановиться!»- зажмурившись, Костя мысленно приказал девушке перестать свое занятие.
- Не поможет, я не являюсь частью твоего сознания, значит, мной ты управлять не можешь,- усмехнулась Одио.
- Тогда пусть все будет, как я хочу!- обстановка тут же начала меняться.
- Костя! Костенька, проснись!- успокаивал кто-то рядом.- Это всего лишь сон, страшный глупый сон, проснись дорогой.
Доктор открыл глаза, резко садясь на кровати и часто дыша. Вокруг темно и только нежные теплые руки продолжают гладить его по голове, спине, плечам.
- Алина?- дрожащим голосом позвал Костя.
- Да, милый, тебе приснился кошмар, просто кошмар,- она обняла мужа за плечи и поцеловала его в щеку.
- Ты права, это всего лишь кошмар,- целуя жену в ответ, машинально повторил Костя.- Всего лишь кошмар.
Утром они с Алиной поехали за покупками. Вечером должны были придти друзья. Сегодня была годовщина их помолвки. Костя расслаблено сидел в кресле, держась за руль и ожидая пока загорится зеленый свет, Алина что-то оживленно рассказывала.
- Ты меня вообще слушаешь?- не получив ответа на вопрос, возмутилась женщина.
- Да, конечно, дорогая,- погладил ее по коленке Костя.
- И что же я тебя только что спросила?- Алина скептически посмотрела на мужа.
- Ты говорила про новый сервиз?
- Ты не выносим! Ты никогда меня не слушаешь, словно тебе все равно, что я говорю!- вспылила Алина.
- Это не правда, я просто задумался, прости, дорогая.
- Не надо говорить со мной таким тоном, я не психичка какая-нибудь из твоего отделения, с которыми надо так сюсюкаться! И вообще ты со своими психами больше времени проводишь, чем со мной!
- Не правда, я работаю не так уж и много.
- Больше, чем тебе кажется. Я устала от твоих задержек на работе, я устала от того, что тебя нет дома, от того что ты вечно сидишь за учебниками и статьями. Почему ты не хочешь просто взять отцовские деньги и нормально жить?
- Не начинай старую песню, ты же знаешь, что я не хочу заниматься отцовским бизнесом!- начал злиться Костя.
- И будешь прозябать в нищете!- фыркнула Алина.
- Да пусть и так, что с того? Чтобы что-то иметь, надо работать, а то, что я работаю, чтобы что-то иметь, так тебе это не нравится. Сама вышла замуж за врача, теперь не жалуйся. Или ты думала, что я вернусь к папочке, и буду загребать его миллионы, а ты станешь королевой и будешь купаться в золоте?
- Я думала, что ты не серьезно хочешь стать врачом и просто получаешь диплом для галочки,- виновато смотря в пол, призналась Алина.
- Ничего себе! Так ты за кошельком погналась, значит?- Костя чуть не подавился от такой новости.
- А что я должна была сказать? Соврать, что не преследовала корыстных целей? Говорю правду, как есть.
- Ну, ты и дрянь, оказывается!- ругался доктор.
- Не смей меня обзывать!
- Не надо мне указывать!
- Иди к черту!
- Сама туда катись!
- Останови машину!
- Пожалуйста,- Костик притормозил у перехода. Странное ощущение, что он уже где-то это видел, не покидало его. И было такое чувство, будто за ним кто-то следит. А еще Костику казалось, что есть какая-то неточность. Алина, хлопнув дверью, важно зашагала к остановке. Доктор потянулся к бардачку, чтобы достать диск с любимыми песнями, когда услышал крик. Внутри разом все похолодело. Нива, заскрежетав тормозами, резко остановилась, по инерции поворачивая в бок. Взгляд доктора пробежался по толпе, в поисках зеленого платья. Но не нашел, зато из толпы зевак на него смотрела девушка с золотисто-желтыми глазами и зло улыбалась. Выбравшись из машины, Костя побежал к месту аварии. Увидев тело жены, распростертое на дороге, он не медля ни минуты бросился к ней, вспоминая все, чему их учили в университете. Ужас сковывал сердце, но руки делали свое дело. Алина смотрела на него глазами полными мольбы и боли. Но как бы Костя не старался, его жена все равно умирала. Скорая приехала слишком поздно. Доктор сидел на дороге, держа в объятиях тело любимой, и плакал. Но тут Алина открыла глаза, которые теперь были золотисто-желтого цвета, и смотрела на него со злой усмешкой на окровавленных губах.
- Какой же ты глупый,- радостно прохрипела она.
- Ты права, я глуп, потому что поддался чувствам, но я знал, что это все иллюзия с самого начала,- улыбнулся доктор и свернул девушке голову.
Костя стоял в отделении больницы. По полу летали бумаги, гонимые ветром. А напротив замерла Марина с медведем в руках.
- Как ты догадался?- непонимающе смотрела на доктора девушка.
- Очень просто. Моя жена в день смерти была не в зеленом платье, а синем, она сама была врачом и, так же как и я пропадала на работе сутками. Она была против, чтобы я уходил из медицины и занимался делами отца. А еще я чувствовал твое присутствие.
- Твоя взяла,- устало опустилась на пол Марина.
- Ты же совсем не больна, правда?- задал давно мучающий его вопрос доктор.
- Откуда вы знаете?
- Я разговаривал с твоими одноклассниками и родителями. Одио не существует, ты придумала ее, чтобы скрыть свои проступки. А потом перестаралась и чуть не убила человека. После чего тебя поместили в психиатрическую больницу, чтобы тебя посчитали невменяемой. Ты отлично играла свою роль. А еще ты талантливый гипнотизер, раз одним взглядом можешь ввести человека в такое состояние. Но игры кончились. Тебя признают вменяемой и придется нести наказание, за свои злопыхательства. А сейчас возвращайся в палату, тебе спать пора.

Утро понедельника. Планерка. Заведующий отделением рассказывает о предстоящей конференции. После дежурные врачи доложились о прошедшем дежурстве. По окончании всего Костя устало поплелся в ординаторскую. Переодевшись и выпив кофе, отправился домой. Но поспать ему опять не удалось. Старый кошмар все еще мучил его. И кажется с этим уже ничего невозможно было сделать. Во вторник Костик едва приполз на работу. Заведующий отделением подозвал его после пятиминутки и передал конверт.
- Ты отлично справился, Василевскую перевели в другую больницу, до начала судебного процесса. А я и не знал, что она замешана в чем-то таком. Пришла-то с отцом. Думал, заботливый родитель решил избавиться от ребенка, после смерти жены. А тут такая история. Ты бы отдохнул, что ли, а то смотреть на тебя страшно. Ладно, увидимся еще, Константин Павлович.
- Спасибо, Лев Родионович,- взяв конверт, поблагодарил заведующего отделением Костя.
Зайдя в палату номер шесть и усевшись на стул, Костя открыл конверт. Там лежала коротенькое письмо:
«Здравствуйте, Константин Павлович! Я все же запомню Ваше имя, потому, как Вы первый, кто справился с моими иллюзиями. Спасибо за интересную игру, но во многом Вы остались неправы, но правду Вам знать нельзя. А сейчас я исполню обещанное. Я помогу Вам. Следуйте по этому адресу и тогда кошмары исчезнут. Ваша пациентка, Василевская Марина-Одио.»

Эпилог.
Костик позже отправился по написанному в письме адресу. Оказалось, что это был детский дом. Он не знал, что именно он там должен сделать, но все решила маленькая случайность. Во дворе доктор увидел девочку, которая очень походила на его покойную жену. В последствие Костя узнал, что это младшая сестра его покойной жены. Он помнил, как Алина искала ее и сожалела, что не может найти. А оказывается, девочка все время была рядом. Костя добился опекунства над сестрой жены и забрал ее домой. Он исполнил заветную мечту Алины, и кошмары из его снов ушли. Единственное, что тревожило Костю, так это вопрос, как Марина узнала о сестре его жены? Но ответа он никогда не узнает.
Многим ранее.
- Я нашла ее! Слышишь? Я нашла сестру. Ее недавно перевели в наш местный детский дом, и я хотела бы ее забрать,- Алина радостно улыбнулась, но реакции не последовало. - Ты меня вообще слушаешь?- не получив ответа на вопрос, возмутилась женщина.
- Да, конечно, дорогая,- погладил ее по коленке Костя.
- И что же я тебя только что спросила?- Алина скептически посмотрела на мужа.
- Ты говорила про новый сервиз?
- Ты не выносим! Ты никогда меня не слушаешь, словно тебе все равно, что я говорю!- вспылила Алина.
На заднем сидении притаилась девушка с золотыми глазами и внимательно следила за происходящим. Ей всегда нравилось наблюдать за людьми. Одио считала, что они такие забавные. Поэтому уже столько сотен лет она играла с ними в разные игры. А дальше вы все знаете.
 
Форум » Форум города Vision » Квартал поэтов » Палата номер шесть (мистический рассказ)
Страница 1 из 11
Поиск:



Мы рады, если Вам понравились наши материалы. Пожалуйста, при копировании указывайте ссылку на наш сайт. Надеемся на понимание. Заранее спасибо.
Яндекс.Метрика Каталог webplus.info