Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Вторник 06.12.2016 18:59
Вы вошли как Путник | Группа "Гости" | Приветствую Вас Путник| RSS

Город Vision:фэнтези,мистика,готика Искусство,история,юмор,проза,стихи

[ Перейти на главную · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Форум » Форум города Vision » Квартал поэтов » «СФЕРА» Книга 1 Знак «Кшанти» (фантастика)
«СФЕРА» Книга 1 Знак «Кшанти»
ТринитиДата: Суббота, 10.09.2011, 18:13 | Сообщение # 26
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
- Я не верю, что я на чужой планете. Это просто идиотская шутка. И я смогу удерживать тебя столько, сколько потребуется,- возразил я, почти прикасаясь губами к её губам. Это была бравада. Подсознательно я понимал, что незнакомка может быть права, просто сознание не хотело верить, цепляясь за остатки здравого смысла. За то, что этот мир очень похож на Землю. И даже девушка выглядела как землянка. Никаких штучек с удлинёнными ушами и заострёнными клыками.
«-Тебе решать»- прошелестело в моей голове. Я внимательно смотрел на её рот. Губы девушки были совершенно неподвижны.
Незнакомка рассматривала меня столь же внимательно, как и я её. Но вот что-то изменилось. По прежнему сжимая её руки над головой, я уже не чувствовал что полностью контролирую ситуацию. Она расслабилась подо мной и зашевелилась, словно проверяя степень своей свободы. А затем улыбнулась так, словно обрадовалась моему инстинктивному отклику на это движение.
Крепко держа её руки, я перекатился на бок. От греха подальше. Она что совсем идиотка, так провоцировать незнакомого мужика? А что если бы я попытался её изнасиловать? Это мысль возникла и была с негодованием отброшена. Конечно, я был зол на незнакомку, но не настолько, чтобы ради нескольких минут физического удовольствия превращаться в скота.
Я нахмурился, невольно отмечая, что мой пульс постепенно ускоряется, а температура растёт. Только этого мне сейчас не хватало! Улыбка незнакомки стала шире, словно своим движением я только подтвердил то мнение, которое она обо мне составила.
Я всё никак не мог понять сути перемены, произошедшей с моей несостоявшейся убийцей. Она что пошла на блеф?
Но откуда ей было известно, что со мной этот фокус пройдёт? Откуда? – думал я, прекрасно понимая, что долго не выдержу. Может ну её, эту телепатку? Отпустить под честное слово. Я ведь уже не сплю и успею среагировать на любую неожиданность.
Дальше держать её я уже не мог. Прикосновения к её мягкой тёплой коже действовали на меня подозрительно сильно.
«-Отпусти меня. Я больше не буду пытаться тебя убить. Я приняла тебя за другого. Ты очень похож на одного человека. Моего кровного врага. Я подумала, что ты убил землянина и забрал его одежду, чтобы сбить меня с толку. Но потом увидела знак на руке и поняла свою ошибку. Прости меня. Мой враг ни за что не стал бы делать себе такую» - прозвучало у меня в голове.
Я резко отпустил её руки. Девушка удивительно ловко соскользнула на пол. Я напряженно следил за ней, справедливо опасаясь, что, несмотря на своё обещание, она тотчас схватиться за валявшийся на полу охотничий нож. Я почти ждал этого рокового движения и был готов уклониться от смертоносной стали. Что я бы сделал после этого, я не знал. Мне ещё не приходилось убивать человека.
Но она не сделала в сторону ножа не единого шага, словно оружие перестало представлять для неё интерес. Я немного расслабился, придумывая, с чего- бы начать «допрос» так, чтобы она не догадалась о моей полной неосведомленности. Однако она облегчила мне задачу, начав разговор сама.
«- Тебя выбросили несколько дней назад. Я видела твой парашют, однако не думала, что ты так быстро доберешься до убежища. Прошлый охотник едва не замерз в снегу, выбрав не то направление,» - услышал я её мысли несколькими мгновениями спустя . Она ходила по избе как дикая пантера, недавно посаженая в клетку. Должно быть, она меня немного боялась, ведь у неё для этого были все основания. В конце концов, именно она несколько минут назад собиралась перерезать мне горло моим же собственным охотничьим ножом.
Её движения странно завораживали, и я уже не чувствовал по отношению к ней первоначальной злости и острого недоверия. Чувство опасности притупилось, интуиция молчала, а я не мог отвести взгляда от её гибкого соблазнительного тела. Она уловила мой взгляд и её улыбка стала шире.
« Моё имя - Лилит. Я Хранительница Северного Предела. Портала, через который тебя выбросило на планету. Он всё ещё работает, хотя Драконы не раз пытались его уничтожить. Как я уже говорила, ты теперь находишься на Сфере. Заброшенной экспериментальной колонии галактического альянса. Тебя экипировали на славу. Обычно охотникам с Земли дают только самое необходимое для выживания.»
При этих словах-мыслях она подошла к столу, на котором были грудой свалены вещи из моего рюкзака. Я беззвучно спрыгнул на пол, чувствуя себя отдохнувшим, но страшно голодным. Но стоило девушке остановиться, как ко мне вернулась прежняя подозрительность. Я не мог понять, что такая красивая девушка делала одна в этом продуваемом всеми ветрами Северном пределе. Хранительница, как же. Такую впору саму охранять. Всё это выглядело, по меньшей мере, странно. Но я не перебивал Лилит, стараясь не пропустить ни одной её мысли. Чем больше она скажет, тем легче мне будет сделать собственные выводы.
На мне были лишь трусы, а внизу было совсем не так тепло как под шкурой на печи.
Вероятно, я проспал не так уж мало времени. А сторожка тем временем медленно выстывала. Натянув носки, лыжные штаны и свитер я почувствовал себя гораздо лучше.
Лилит уже сосредоточенно рылась в моих вещах, словно пытаясь найти что-то очень ценное. Я не стал ей мешать, поскольку испытывал необыкновенно сильную жажду. Мне казалось, что я в состоянии выпить ведро воды за один раз. Но это ощущение было обманчивым. Даже не смотря на то, что вода здесь была гораздо вкуснее той, что я привык пить из под крана, я осилил не больше пары ковшиков.
Сделав пару глотков из третьего, я услышал её радостный возглас. Кажется, она нашла то, что искала. Я оглянулся. Лилит вертела в руках небольшую шкатулку. Вот уж не думал, что нечто подобное могло оказаться у меня в рюкзаке. На вещь предназначенную для выживания, она явно не походила. Но ещё больше я удивился, когда Лилит стала с величайшей осторожностью доставать оттуда полудрагоценные камни. Это были разноцветные кристаллы потрясающей чистоты и прозрачности. Выставочные экземпляры, как мог бы сказать один мой знакомый геолог.
«Я надеялась, что у тебя окажутся кристаллы» - услышал я её возглас у себя в голове. Похоже, я уже начинал привыкать к такому способу общения. А вот смысл восклицания мне не понравился. Возможно, чтобы эти кристаллы являлись местным аналогом денег? Ну например как у нас – драгоценные камни? Вопросы. Вопросы. И никаких ответов. Меня это уже начинало нервировать.
Она пересчитала кристаллы слегка подрагивающими руками. Полудрагоценные камни имели здесь такую ценность, что Лилит из-за них потеряла самообладание? А может быть, дело было в чем-то ином, мне неизвестном?
За это время я как раз отыскал единственную оставшуюся банку тушенки. Похоже, девушка уже успела распорядиться моими запасами, поскольку накануне вечером банок было заметно больше.
Я придвинул к столу единственный имевшийся в избе стул и принялся за тушенку. Если Лилит позволено вести себя бесцеремонно, то и я не собирался разыгрывать из себя джентльмена. Не смотря на всю её юность и привлекательность, кушать я хотел больше всего остального.
Она пару мгновений не сводила с меня весёлого взгляда, а затем, с прежним энтузиазмом, возобновила осмотр моих вещей. Мне было все равно. Действительно необходимые мне вещи я ей отдавать не собирался, а до остального мне не было дела. Пусть делает с лишними вещами, что пожелает. Таскать на себе ненужное барахло я больше не буду.
С невольным сожалением, я отодвинул опустевшую банку, и тихонько тронул Лилит за плечо. Настало время вопросов. Я хотел узнать как можно больше о мире и людях его населяющих. И очень надеялся, что рассказываемое мне будет значительно правдивее детской сказки.
- Нам нужно поговорить ,- произнёс я самым дружелюбным тоном, на который был только способен. Мне с трудом удалось убрать из голоса настороженность, от которой я никак не мог отделаться. В моих интересах было внушить Хранительнице, что я ей вполне поверил. Чем быстрее она придет к такому заключению, тем больше информации мне удастся из неё выудить.


 
ТринитиДата: Суббота, 10.09.2011, 18:19 | Сообщение # 27
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Девушка улыбнулась чуть виновато, словно ей только что напомнили о порядком надоевших ей обязанностях. Она неохотно присела на соседний стул и, осторожно взяв меня за руку, начала свой мысленный рассказ.
Сейчас, при телесном контакте я чувствовал все нюансы её мысленной речи и даже видел посылаемые мне «картинки». Скажи мне месяц назад кто-нибудь, что нечто подобное будет происходить со мной, я бы не поверил.
Рука девушки была тёплой и мягкой. Это была рука горожанки, а не сельской жительницы, пусть даже и охотницы.
«Сфера – это довольно большая планета, похожая на вашу Землю. Она была создана искусственно, но развивается по общим для других планет законам. Сфера моложе Земли и большинства планет этого сектора галактики. Она находиться достаточно далеко от галактических трасс, чтобы допустить её случайное обнаружение. Здесь живут представители тридцати рас галактического альянса. Правда, некоторые из них утратили свой статус разумных, скатившись до уровня предразумных, скрещивая собственные гены с генами животных, завезённых сюда при колонизации и появившихся уже после.
Этих существ на Сфере обычно называют «дикими», поскольку их трудно классифицировать. Представители разных видов диких способны собираться в стаи движимые общей жаждой разрушения. У стай нет лидеров. Они собираются стихийно в период миграции. Их действия носят случайный характер и потому защищенные поселения успешно противостоят их набегам. Для одинокого путника или даже хорошо вооруженного отряда встреча со стаей диких означает смерть. Но в Северном пределе дикие появляются редко. Здесь мало пищи и довольно холодно для большинства из них. Зато здесь живут гораздо более опасные существа. Мы называем их Снежными псами – за способность выносить низкие температуры и некоторое внешнее сходство с собаками. Конечно речь идет не о их размерах. Взрослый Снежный пёс может весить до трёх тонн и достигать пятиметровой длинны. В высоту они не превышают трёх метров. Их щенков можно дрессировать. До полового созревания они довольно послушны. Потом их приходиться убивать. Они становятся смертельно опасны. Три Снежных пса способны разорвать молодого дракона на части.
Племя Драконов в основном живёт значительно южнее в горах на границе с великой пустыней. Они тоже считаются предразумными, но в отличии от диких, не деградируют, а развиваются. Драконы предпочитают селиться подальше от населённых тремя основными расами Сферы земель. На эту планету они попали через пространственные врата при переброске последней партии колонистов с одной из планет-близнецов Сферы. Кажется, планета называлась Дзета-Ретикула.
Тремя основными расами населяющими Сферу сегодня являются гуманоиды или люди, меры или эльфы и аргониане или ящеры. Эти три расы наиболее многочисленны и жизнеспособны. Количество представителей остальных рас сравнительно невелико.
Как и их влияние на развитие цивилизации Сферы.
В дальнейшем, если тебе будет интересно узнать историю других рас, можешь обратиться в архивы, имеющиеся при любом храме любого города.
Теперь что касается цели твоего прибытия сюда.
Хоть я и не должна бы этого говорить, но я всё - таки дам тебе совет. Постарайся забыть о наблюдателе и его артефакте. Медальон у него можно отнять, только вместе с жизнью. А Наблюдатель по праву считается самым сильным волшебником планеты. Его не смогут одолеть все верховные маги Гильдии, даже если им удастся объединить свои усилия. У тебя просто нет шансов, как и у всех охотников приходивших до тебя. Ты мне симпатичен и я бы не хотела, чтобы ты умер»- закончила она, глядя на меня со смесью жалости и надежды.
Заявление Хранительницы о том, что я ей стал неожиданно «симпатичен» показалось мне забавным. Ведь если я правильно понял ситуацию, её основной целью был присмотр за домиком, куда могли прийти попавшие на Сферу земляне. Интересно кто является её работодателем?
Уж точно не земляне, хотя и обычное мародерство рядом с вратами может быть довольно прибыльным занятием. Кто может проконтролировать, сколько землян благополучно покинуло Северный предел, а сколько сгинуло на его бескрайних снежных просторах «пойдя не в ту сторону»? Да и должны ли были эти самые земляне покидать продуваемые северными ветрами снежные равнины? Очень заманчиво довериться красивой девушке в тёплой сторожке и, потеряв бдительность расстаться с жизнью тихо и незаметно.
Тому же Наблюдателю гораздо выгоднее держать верного человека рядом с вратами, чем постоянно ждать удара в спину от неизвестного противника. Других укрытий поблизости наверняка нет, так что остается лишь дождаться удобного случая и …
Я глянул в сторону девушки. Вот уж кого не заподозришь в коварных замыслах. Этакий божий одуванчик. А ведь живет здесь, в скудности и холоде, среди диких зверей. Должна же быть у неё защита. Может в соседних горах селение есть?
Кстати, почему Хранительница упорно называет меня охотником и почему этот термин кажется мне таким знакомым и понятным? Кто-то уже называл меня так и даже объяснял, что именно это значит. Я сосредоточился, и в памяти всплыли лица моих «нанимателей». Это они первыми назвали меня охотником. Скорее не охотником, а цепным псом, спущенным с поводка. Возвратившись на Землю, я передам им медальон. И они оставят меня в покое? Свежо предание, да вериться с трудом.


 
ТринитиДата: Суббота, 10.09.2011, 18:20 | Сообщение # 28
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Хранительница явно ждала, что я немедленно соглашусь с тем, что преследовать наблюдателя бессмысленно и даже опасно и поклянусь, что расстанусь с этой идеей навсегда.Я не хотел её разочаровывать, но и успокаивать кого-то заведомой ложью было не моих правилах. В конце концов, это было моё личное дело - как жить дальше, или как умереть.
-Спасибо за совет, но если ты не против, я постараюсь сам решить, как буду дальше жить и чем заниматься ,- улыбнулся я Хранительнице. После этого моего высказывания в сторожке воцарилась недолгая тишина. Мне показалось, что Хранительница на меня разозлилась, хотя её лицо оставалось безмятежно спокойным, во взгляде на несколько мгновений появилось что-то новое, словно через её глаза на меня внимательно взглянул совсем другой человек. Я невольно поежился, но
убедил себя, что мне попросту померещилось. Ведь рядом со мной, по прежнему, стояла всего лишь юная красивая девушка.
«- Как знаешь. Совет разумный. Только с этой твоей самостоятельностью придется повременить» - услышал я мысленный голос Хранительницы. Она смотрела на меня с прежней улыбкой. В глазах её мелькнули и погасли весёлые огоньки. Она явно что-то задумала. « - Мне нужно ещё наложить на тебя чары, иначе ты не сможешь общаться ни с кем, кроме телепатов пока не выучишь местный язык. При наложении чар способность общаться с представителем любой расы Сферы, останется с тобой навсегда. Но чары нужно накладывать не здесь, а в старом Храме Радуги, который находится неподалёку в горах. Магия, примененная в незащищенном месте, может привлечь к нам внимание Снежных псов и вывести их на сторожку. А с тремя четырьмя Снежными псами за раз нам попросту не справиться.»
Я промолчал. Значит, передо мной была колдунья. Хотя она наверняка предпочитала называть себя волшебницей. Теперь понятно, почему она не боится жить здесь одна.
И почему только три или четыре Снежных пса внушают ей серьёзные опасения. Одно было непонятно. Если она владеет такой сильной магией, то почему не использовала её против меня? Странно лезть к спящему с ножом, когда в твоём распоряжении гораздо более эффективное оружие.
Может быть дело в татуировке? Всеволод что-то говорил о её защитных свойствах. Может татуировка защищает меня от магии? Стоп. Как - то странно получается.
Лилит объясняла, что убить хотела вовсе не меня, а своего врага, очень на меня похожего. Но этот человек никогда не сделал бы себе подобного знака на руке. Может это он, а не я имел магическую защиту? Может быть, ей не хватает собственной силы, а Храм Радуги просто поможет ей меня убить? А может и того проще - Хранительница только утверждала, что владеет магией, а сама просто собиралась завлечь меня в заранее подготовленную ловушку?
С другой стороны она могла говорить правду, действительно опасаясь применять магию вблизи убежища, боясь привлечь Снежных псов. Но где гарантия, что в безопасном месте она не применить свою силу против меня? Ведь она уже пыталась зарезать меня во сне.
Пусть она при этом якобы приняла меня за другого человека, доверия она мне не внушала.
Опять же я не знал, смогу ли общаться с местными жителями без наложения чар. Ведь кроме Лилит, я ещё ни с кем здесь не разговаривал. Интересно, кто выбирал место для строительства пространственных врат в таком негостеприимном и малонаселённом месте? Конечно, маловероятно, чтобы мои предусмотрительные наниматели забыли такой малости как обучение меня местному языку. Но существовала небольшая вероятность того, что в спешке они действительно могли это упустить.
Короче к концу своих рассуждений, я совершенно запутался и решил пустить события на самотёк.


 
ТринитиДата: Суббота, 10.09.2011, 18:23 | Сообщение # 29
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Если бы ещё не моё инстинктивное недоверие к магии, в которой я понимал не больше чем кролик в кулинарии.
Подстрекаемый собственным недоверием, я стал задавать Хранительнице вопросы, стараясь подловить её на каком-нибудь несоответствии, дающем мне полное право отказаться от так великодушно предложенных ею услуг.
Мы говорили ещё довольно долго, пока у меня не закончились вопросы. При всём моём инстинктивном к ней недоверии, я всё-таки не мог не восхититься широте знаний девушки об окружающем мире. Она была настоящей ходячей энциклопедией. Для неё не существовало такого слова как «не знаю». Даже, если половину из рассказываемого, она придумывала тут же, в чём я начинал сомневаться, богатству её фантазии можно было только позавидовать. Я отчетливо помнил всё сказанное девушкой с момента нашего «знакомства». Ни одного прокола. Она нигде не противоречила своим словам. Приходилось признать, что она либо говорила чистую правду, либо лгала с виртуозностью настоящего мастера. Но больше всего меня удивляло не это, а то, что я теперь мог легко вызвать в памяти любой момент нашего разговора без малейшего напряжения. Раньше я такой способности за собой не замечал, иначе мне бы цены не было, как шпиону. Незаметно подкрался вечер. Невероятно, но мы проговорили несколько часов подряд, если не считать перерыва на еду. На этот раз Хранительница воспользовалась запасами из ледника. На таком рационе вряд ли умрешь с голода.
Мне почти удалось заставить себя расслабиться. Я всегда считал, что в состоянии заснуть в любой ситуации. Однако на этот раз сна не было ни в одном глазу. Сжимая в руке рукоять охотничьего ножа, я отчетливо ощущал покалывание искусственного меха, так не похожего на мягкие ласки шкуры, которой сейчас укрывалась Лилит. Я старался не думать о том, чем мог бы закончиться вечер накануне появления в моей квартире сотрудников центра. К собственному неудовольствию, я стал невольно сравнивать девушку с вечеринки и спавшую на печке Лилит. Сравнение было явно в пользу Хранительницы, хотя справедливость требовала признать, что и с той и с другой девушкой я был знаком довольно короткое время. Незаметно для себя самого, я крепко уснул.
Мне снилось море моего детства. Янтарный пляж и лазурная гладь воды, плавно переходящая в бескрайнюю небесную синь. Крики чаек и солёный запах, приносимый лёгким ветерком. Ласковые прикосновения солнца к загорелой коже. Ощущение неги и тепла после купания.
Проснулся я от ощущения, что на меня кто-то очень пристально смотрит. Во взгляде ощущалась ненависть, страх и недоверие. Я незаметно сгруппировался, каким-то шестым чувством определив источник эмоций – склонившуюся надо мной фигуру. Глаз я не открывал, опасаясь насторожить наблюдающее за мной существо. Я почему-то был уверен, что наблюдающий за мной – вовсе не человек. В голове проносились мысли одна тревожнее другой. Вероятно, Хранительница вышла из избы, забыв плотно закрыть за собой дверь. Понимая, что медлить дальше опасно я схватил смотрящее на меня существо и покатился по полу. В первые секунды выброс адреналина был таким мощным, что я всерьёз опасался придушить зверя раньше, чем смогу его рассмотреть. А в следующую минуту я понял, что существо вовсе мне не сопротивляется. Я разжал руки и широко раскрыл глаза.
Хранительница, а это была именно она, поспешно отползала к ближайшей стене. Она притронулась руками к горлу, смотря на меня полными обиды глазами. Лицо у девушки было рассерженное.
«- Землянин. Если ты не будешь контролировать свою физическую силу, я оставлю тебя разбираться со Снежными псами в полном одиночестве. Ты меня едва не прикончил» – услышал я у себя в голове необыкновенно громкий и почти незнакомый мне голос.
Мой взгляд наткнулся на знакомый охотничий нож, валявшийся в метре от меня. В этом была какая-то неправильность, но меня сейчас занимало другое.
Я пытался сообразить, откуда взялась эта самая физическая сила, которой раньше я за собой не помнил. И потому упоминание о Снежных псах дошло до меня с некоторым опозданием.
- А с чего им здесь появиться? Ты ведь вчера ни о чем таком не предупреждала ?- удивился я. Оставаться в одиночестве среди снежной пустыни мне не хотелось. Конечно, я мог забаррикадироваться в избе, вот только вовсе не был уверен, что стены защитят меня от угрозы извне.


 
ТринитиДата: Суббота, 10.09.2011, 18:24 | Сообщение # 30
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
«- Они начали Большую Охоту. Раньше на целый месяц. Оставаться в сторожке не безопасно. Нужно как можно быстрее уходить в горы, к Храму. Там спокойнее. Я собиралась разбудить тебя, а ты принялся меня душить.»
- Извини. Я просто до конца не проснулся и принял тебя за зверя – не удержался я от оправданий, хотя особенной вины за собой не чувствовал. У Лилит была довольно скверная привычка – подкрадываться ко мне во время сна.
Меня потрясло другое - внутреннее ощущение силы, подобно мощной пружине неожиданно высвободившееся во мне при возникновении опасности. Странно, что прошлый раз, когда Лилит пыталась на меня напасть, никакого прилива силы я не почувствовал.
Внешне моё тело выглядело как обычно, никаких особенных отличий я не ощущал и внутренне. Оно было точно таким же, каким я его помнил последние пять лет. За исключением татуировки сделанной мне Всеволодом. Глупо конечно, но виновата в моих новых возможностях, могла быть только она. Как бы абсурдно это не звучало.
-Все земляне, отправляясь на Сферу получают татуировки. Так вербовщики заботятся о том, чтобы вы оставались в живых как можно дольше. Сила проявления сверх- способностей зависит от сложности рисунка татуировки. К примеру, у тебя весьма сложный рисунок таящий в себе массу нереализованных возможностей. Вербовщики всегда очень точно улавливают предел Силы которой может овладеть каждый конкретный человек. Твои потенциальные возможности они оценили довольно высоко, хотя по твоему виду не скажешь, что в тебе дремлет волшебник. Однако любые способности нужно развивать. На Сфере это жизненно важно.
Только владение зачатками магии может дать хоть какие-то гарантии жизни ,- закончила мою мысль Хранительница.
- Значит это влияние татуировки. Почему же ещё вчера я ничего не чувствовал ? – спросил я с понятным недоверием.
-Ты просто не был ещё настолько сердит,
чтобы воспользоваться своей новой Силой. И к тому же свойства татуировок проявляются постепенно. Сегодняшние твои возможности – только начало. Твоя татуировка отличается от других, виденных мною, а следовательно твои новые возможности могут быть гораздо шире чем тот стандартный набор, который даётся новичку с Земли.
- Она такая же, как у Наблюдателя, - произнёс я вслух, страшась того, как на это может отреагировать Хранительница и ожидая её реакции. Глаза девушки расширились, а лицо побледнело.
-Тогда тебе действительно стоит хорошо контролировать собственные эмоции. Наблюдатель является самым страшным противником из всех, в ком течет кровь землян. Если ты не сможешь контролировать себя, то твоя собственная Сила может подчинить тебя себе, а худшей доли для тебя лично и для всей Сферы в целом трудно представить, – отозвалась Хранительница задумчиво.
Её слова не прибавили мне оптимизма, зато теперь я точно знал, что выпади мне случай сразиться с Наблюдателем один на один, результат поединка будет не так уж предсказуем. Особенно если до встречи с волшебником мне удастся познать пределы собственных возможностей.
Я оделся довольно быстро. То, что говорила Лилит, могло стать пищей для размышления. Однако, лишь в том случае, если я останусь в живых. А, следовательно, нужно было как можно быстрее отправляться в горы к упомянутому ею Храму. По дороге можно будет расспросить о Диких и Снежных Псах более подробно. Встречаться с ними лично для того, чтобы узнать, как они выглядят, и можно ли от них спастись мне не хотелось. У меня не было опыта жизни в этом мире, но я надеялся его накопить, и потому решил следовать советам Хранительницы.
Мне удалось взять с собой только минимум вещей и сменную одежду, на которой настояла девушка. Похоже, возвращаться сюда вместе со мной она не собиралась. Остальное содержимое рюкзака, Лилит спрятала в тайнике под полом, о существовании которого я бы никогда не догадался, если бы не видел собственными глазами, как она его открывает.
Вероятно здесь использовался какой-то магический трюк, поскольку подвала в закрытом состоянии даже на самый пристальный взгляд в полу попросту не было.
Кроме моих вещей там была сложена целая груда всевозможных трофеев, как молчаливое доказательство того, что в избушке до меня побывало никак не меньше десятка землян. Этакая, избушка на курьих ножках, только с Василисой Прекрасной в роли Бабы Яги. Замаскировав тайник, мы вышли из избы и одели широкие охотничьи лыжи. До гор было никак не меньше пары километров, и я подумал, что на вновь выпавшем снегу наши с Хранительницей лыжни заметит даже такой следопыт как я. А где гарантия, что эти самые Дикие не решат поохотиться на двух беззащитных путников? Ну, может быть, и не совсем беззащитных, - поправил я себя, припомнив устроенное мною недавно представление.
Хранительница чуть приотстала, но я поначалу не обратил на это особого внимания, увлеченно скользя на лыжах по белоснежному снегу. В городе такого белого не встретишь.
Тонкие как паутинки снежинки падали мне на лицо и ресницы, превращаясь в мельчайшие капли влаги. Я старался двигаться равномерно в одном темпе, чтобы сэкономить силы для предстоящего нам подъёма. Шаг, другой, вздох, толчок. Нет. На соревнованиях по лыжам я смог занять только самое последнее место. Я был определённо не в форме. Трудно было ожидать чего-то другого, если я не вставал на лыжи уже лет как минимум семь. А в трёнажерном зале не появлялся с окончания института.
Занятый своими мыслями я не сразу заметил, что иду в одиночестве. Впрочем, продолжалось это от силы минуты две.
Вскоре Лилит поравнялась со мной. На её юном лице читалось удовольствие от отлично проделанной работы. Я не мог не спросить, чему она так радуется, поскольку сам я особенного веселья не чувствовал.
- Мне удалось использовать новое заклинание с одного из принесённых тобой кристаллов ,- охотно пояснила Хранительница, - Теперь наши следы не найдут не только Дикие, но даже Снежные Псы. Оглянись назад.
Я послушно обернулся и не смог сдержать удивления. Четыре ровных линии лыжни, отчетливо указывавшие на зимовье всего пару минут назад, исчезли бесследно. Там где я сейчас стоял, следы ещё были, но стоило мне переступить на другое место, как они стали растворяться, будто симпатические чернила на белом листе бумаги. Я перевёл взгляд на порозовевшую от гордости Хранительницу и невольно улыбнулся. Какой же она всё-таки в сущности была девчонкой , несмотря на все свои магические ухищрения и стремление казаться старше своих лет. Один мой друг как –то сказал, что детство кончается тогда, когда человек уже не мечтает стать взрослым. Хранительница всё ещё мечтала об этом.
- Ладно, хватит надо мной смеяться ,- нарушила она установившееся между нами зыбкое перемирие и мы пошли в два раза быстрее. Похоже, девушка специально выбрала этот темп, чтобы показать насколько мы земляне, не приспособлены к жизни в Сфере. Но вопреки её усилиям я чувствовал себя совсем неплохо. У меня словно открылось второе дыхание. Вес рюкзака я почти не ощущал. Погода стояла тихая и тёплая. До тропы, ведущей в гору, мы добрались без всяких происшествий. Если не считать мыслей, которые не давали мне покоя. Всё – таки, ещё совсем недавно, идущая рядом со мной девушка была на волосок от решения перерезать мне горло. И как бы она не относилась ко мне теперь, когда все недоразумения между нами были разрешены, я по прежнему, испытывал к ней инстинктивное недоверие. К тому же я не знал, что ждёт меня впереди, в то время как девушка шла к заранее известной ей цели, в конце которой ей предстояло справить на до мной какой-то магический обряд. Интересно, права ли она в том, что у меня нет другого выхода для того, чтобы научиться общаться с прочими представителями планеты? Неужели всем землянам приходиться проходить специальные магические обряды только для того, чтобы научиться общаться с местными жителями? Но тогда почему люди из центра не предупредили меня об этом? Я не чувствовал желания подвергаться каким-то непонятным мне манипуляциям, эффект от которых мог быть совершенно неожиданным и даже фатальным.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:10 | Сообщение # 31
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Шестичасовой подъём, сопровождаемый весьма невесёлыми размышлениями, дался мне тяжелее, чем я мог предположить. Узкая тропка шла круто вверх, ноги время от времени скользили по смеси льда и снега, которым были покрыты бурые камни. Вдобавок, ухватиться было практически не за что. Немало ухудшению моего настроения способствовал тот факт, что Хранительница шла по горе, как по асфальту. Я попытался погасить собственное раздражение. Ведь было бы гораздо хуже, если бы мне пришлось тащить девчонку за собой там, где я сам с трудом карабкался вверх. Примерно через три часа я подумал о том, что подъём никогда не закончиться. В довершение бед, испортилась погода. Холодный разряженный воздух вызывал сильное сердцебиение. Я не любил чувствовать себя слабаком, но подниматься в эту гору было довольно паршиво. Оглядываться на оставленный внизу склон я не стал, опасаясь, что меня оставят остатки силы воли, единственной силы, благодаря которой я всё ещё двигался вверх. Так мы и карабкались по склону. Две сереньких букашки на огромном теле горного хребта.
Подъём закончился тогда, когда я уже начинал чувствовать, что лезть дальше просто не в состоянии. Я уже был готов пожертвовать своей мужской гордостью, когда мы неожиданно выбрались на широкую площадку метров двести в диаметре. Здесь возвышалось сооружение поразительно похожее на Стоунхендж. Вероятно, это и был тот самый Храм, который упоминала Хранительница.
- Слава Единому, мы успели подняться до сумерек , - произнесла Лилит присаживаясь на небольшой валун совершенно правильной квадратной формы. Снега на площадке не было и казалось, что здесь заметно теплее. Однако я не поверил собственным глазам, когда увидел у самого основания одной из глыб странного сооружения какое-то цветущее растение.
- В пределах круга Старого Храма круглый год держится одна и та же температура. Поэтому здесь даже зимой растут цветы, – услышал я мысленный голос Хранительницы. Только сейчас, заглянув ей в глаза, я наконец понял, что подъём дался ей ещё тяжелее, чем мне. Просто её сила воли была сильнее, чем у меня. От этого открытия моё настроение немного поднялось, но всё же единственное, о чём я мог сейчас думать – это о горячей еде и постели. Если в круге росли цветы, значит, там было тепло. А раз там было тепло, значит, там можно было прекрасно отдохнуть. Скинув рюкзак, и ни разу не оглянувшись на внимательно наблюдавшую за мной Лилит, я быстро вошёл в пределы Храма. Границы области были видны довольно четко.
Я не чувствовал впереди никакой опасности. Скорее во мне крепло интуитивное ощущение правильности моих действий. Я не знал, что было источником этого ощущения. Вся накопившаяся во время подъёма усталость, мучившая меня всего несколько мгновений назад, куда то улетучилась.
Я прикоснулся к одному из древних камней. Он слабо вибрировал под моими пальцами, будто был живым существом. Я невольно улыбнулся необычному ощущению, поскольку в эти мгновения на меня снизошло необыкновенное умиротворение и спокойствие. Я знал, что в пределах Храма нахожусь в абсолютной безопасности. Я так расслабился, поддавшись этому приятному ощущению, что на некоторое время забыл о существовании Хранительницы. Я не понимал, почему она не идёт ко мне. Ведь внутри Храма так спокойно и тепло. Даже слишком тепло. Мне пришло в голову, что если я хочу провести внутри некоторое время, то не мешало бы снять лишнюю одежду. Почему-то от соприкосновения с тканью я теперь ощущал сильный дискомфорт.
Здесь было около сорока градусов. Место, где была татуировка, сильно зачесалось, и я оглянулся на какой-то звук. Оказалось, что это кричала Хранительница. Она находилась за пределами круга, воздух на границе которого, подернулся легкой рябью. Происходило сейчас явно не то, на что она рассчитывала. Однако испугаться я не успел. Стало заметно жарче, и я поспешил избавиться от остатков одежды. Желание было инстинктивным, и я порадовался своей сообразительности, когда увидел, как сброшенные мною вещи стали гореть синеватым пламенем и буквально превращаться в пыль. С воздухом на границе круга творилось нечто невообразимое.
Он стал совершенно непрозрачным как помутневшее алое стекло. Я дотронулся до него пальцем и едва не обжегся. Больше попыток выбраться за пределы Храма я не предпринимал. Хранительницу из-за непрозрачного воздуха я теперь тоже не видел. Короче, стоял я абсолютно голый посреди круга, огороженного гигантскими глыбами в три раза превосходившими человеческий рост и, как пещерный человек, ждал дальнейшего развития событий.
Воздух вокруг меня становился всё горячее, начиная обжигать кожу и лёгкие при вдохе. Как будто я оказался в сауне, где теперь было никак не меньше ста градусов. Земля вздрогнула под моими босыми ногами, и вверх вырвался радужный поток света, окружив моё тело защитным коконом и принеся с собой вожделенную прохладу. Татуировка на моей руке, попеременно просветившись всеми цветами спектра, наконец приобрела насыщенный изумрудно -зелёный цвет. Я был почти уверен, что будь сейчас ночь, она бы светилась в темноте как неоновая реклама.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:11 | Сообщение # 32
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
На меня напал приступ смеха, остановить или попросту контролировать который я был не в состоянии. Когда я смог справиться с собственной истерикой, всё уже было кончено. Камни почернели и дымились, как после извержения вулкана. Земля в пределах круга потрескалась как в пустыне. Радужный световой поток иссяк так же внезапно, как начался. Воздух на границе вновь приобрел прозрачность. Я увидел Хранительницу. Девушка даже не смотрела в моём направлении. Она вздрагивала, закрывшись своими длинными волосами. Её фигурка съежилась, как будто став меньше. А за ней я увидел призрачное видение. Призрак держал её за плечи, уговаривая успокоиться. Я узнал эту высокую фигуру. Это был наблюдатель. Точнее его мысленная проекция. Значит, Хранительница действовала в его интересах.
В эти мгновения её мысли перестали быть для меня секретом. Я прочел, что она сознательно
завлекла меня в ловушку, надеясь, что Храм уничтожит меня, как делал это с остальными.
Храм уже уничтожил всех тех землян, чьи вещи хранились в необычном подвале деревянной избушки Лилит.
Сама она не могла использовать в отношении меня боевую магию из-за того, что ей мешала татуировка на моей руке. А использовать обычное оружие после одной весьма неудачной попытки она боялась.
Она принадлежала Наблюдателю, но часть её личности по прежнему оставалась свободной. И эта не подчинённая волшебнику часть её сознания сейчас была погружена в горе. Похоже, происшедшее, пусть и заранее запланированное, стало для неё потрясением. Она была уверена, что я мертв. Но несколькими мгновениями спустя, словно повинуясь моему мысленному приказу, она отняла руки от лица и со страхом посмотрела на меня.
Я знал, что девушка напугана. Смертельно напугана. Она не знает, что именно от меня можно ожидать. Страх даже на время пересилил все другие внушения. Это давало мне пусть небольшой, но всё -таки шанс для того, чтобы снять с неё навязанную извне программу действий. У меня было мало времени. Лишь до того момента, пока вызванный моим неожиданным появлением панический страх не схлынет, уступив место навязанной извне потребности меня уничтожить. Я должен был попытаться помочь Лилит освободиться от контроля чужого разума.
Когда я покинул круг Храма, ничего не изменилось. За исключением того, что я больше не чувствовал холода ступая по снегу босыми ногами. Хранительница, следила за мной напряженным взглядом пойманного в капкан животного. Можно подумать, я собирался её съесть. Я раскрыл рюкзак и нацепил на себя сменную одежду. Разгуливать в голом виде я не собирался, хотя холода , по прежнему, не чувствовал.
-Землянин? – подала она голос, отчего-то избегая смотреть мне в глаза, будто я призрак.
-Вообще-то меня Киром зовут, - ответил я, пытаясь поймать её взгляд. Время уходило слишком быстро. Если мне не удастся войти с ней в контакт сейчас, в свои права вступит мой коварный враг и мне придется защищать свою жизнь от одержимой жаждой убийства девушки. Меньше всего мне хотелось убивать этого ребенка, но могло получиться так, что Наблюдатель не оставит мне иного выбора.
-Я подумала, что Храм сжёг тебя. Почему ты остался жив? – спросила Хранительница словно у себя самой. Мне даже показалось, что она очень сожалела о том, что я остался жив и, словно, даже ставила мне это в вину. Она всё ещё была переполнена страхом. Эмоции - вот что могло стать ключом к её освобождению от чужого влияния .
- Понятия не имею, но я чувствуя себя превосходно, - ответил я бодро. Между тем, Лилит продолжала свой монолог.
-С чем-то подобным мне однажды уже приходилось сталкиваться. Как же я могла позабыть о твоей необычной татуировке? Вероятно, Храм принял тебя за своего. Как же я могла упустить это из вида? Находясь там, ты видел, что- ни будь подозрительное или необычное? – наконец спросила она, стараясь незаметно для меня нарисовать в воздухе заклинание. Она слишком быстро справилась с собственным страхом, и смело встретила мой взгляд. В это мгновение призрачная фигура за её спиной проступила особенно отчетливо, словно даже став на одно короткое мгновение осязаемой.Потом призрак вошел в тело девушки.
В глазах её промелькнуло вырвавшееся из под контроля бешенство, которое уступило место ровно горящей ярости. Так не могла смотреть Лилит. Изменился наклон её головы, черты лица словно заострились. Будто кто-то использовал её тело как кукловод марионетку. И я, знал, кто именно был этим «кукловодом».
Отвечать я не стал. Вероятно, Лилит сейчас не отдавала себе отчета в том, что я прекрасно слышу то, о чем она думает. Её целью была моя смерть. И больше ни одной посторонней мысли, которая могла бы доказать, что передо мной живой человек.
Я отчетливо видел светящийся образ якобы «незаметно» рисуемой ею руны. Боевой руны. Это не было защитное заклинание, и она сильно рисковала. Мою руку в том месте, где была нанесена татуировка, стало сильно жечь, словно к коже приставили раскаленное тавро. Лилит совершенно точно хотела меня убить. Она собиралась использовать для этого магию. Ту же самую магию, что использовал Наблюдатель для расправы с тем существом из фильма Всеволода. Но ей явно не хватало практики и вероятно силы. Задуманное ею нужно было делать гораздо быстрее. Такое впечатление, что свободная от внушения часть личности старательно мешала девушке совершить это убийство.
Сейчас Лилит боьше не казалась красивой, столько в ней кипело чужой ненависти и злобы. Теперь уже было не до любезностей - нужно спасать собственную жизнь.
Эти и подобные мысли промелькнули в моей голове со скоростью молнии. Светящийся образ боевой руны уже начинал приобретать законченную форму, наливаться силой чтобы начать собственную смертоносную жизнь. Ещё несколько мгновений промедления и Хранительница закончит. Нечто подобное рисовал в воздухе Наблюдатель, прежде чем грянул взрыв. «Боевая магия эльфов» – пришла откуда-то холодная мысль. Меньше секунды мне потребовалось на то, чтобы преодолеть разделявшее нас расстояние и помешать левой руке Хранительницы завершить руну. Она вскрикнула от неожиданности и выкрикнула что-то оскорбительное на незнакомом мне гортанном языке. Но это была не магия, а ругательство.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:11 | Сообщение # 33
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Лилит или скорее то, во что она сейчас превратилась, дралась как дикая кошка, царапалась и кусалась, стремясь нанести мне максимальный урон любым доступным ей сейчас способом.
Терять ей было уже нечего. Оставлять в живых я её не собирался. Её зрачки необычно расширились, а уши удлинились. Она пыталась кусаться откуда-то появившимися клыками. Неужели рядом со мной была вампирша или оборотень? Или это медленно проступали эльфийские черты, до того скрытые личиной юной земной женщины? Я никогда бы не подумал, что в столь небольшом теле может быть сосредоточено столько силы и холодной ярости. Она сопротивлялась молча, с упорством человека, уже обреченного на смерть. Лилит не могла не понимать того, что рано или поздно её силы кончаться и, всё - таки, продолжала сопротивляться. В чертах её искаженного злобой лица уже не было ничего человеческого, но и звериного в них тоже ничего не было. Минуты растягивались в часы. Казалось, возле старого Храма само время замедлило свой бег, задумчиво наблюдая за дракой двух смертных.
Во мне начинала подниматься холодная ярость, голова стала удивительно ясной, а движения перестали быть беспорядочными и скованными.
Я снова чувствовал себя очень сильным и почему-то очень несчастным. Может быть от сознания того, что эта драка может закончиться только смертью одного из нас. Сомнений больше не осталось. Пару мгновений спустя всё было кончено. Мы как раз находились рядом с обрывом, когда ей удалось выскользнуть из под моего плотного захвата. Хранительница попятилась назад, и её нога соскользнула в бездну. Она ещё пыталась удержаться руками за осыпающиеся камни. Уже летя вниз, она всё ещё выкрикивала какие-то тревожащие пространство слова. Даже глядя в глаза собственной смерти, она всё ещё продолжала желать моей. Нет. Мне вовсе не было, её жаль. Но на душе было как-то особенно тоскливо. Ведь до встречи в сторожке мы даже не подозревали о существовании друг друга. Стоп. Это ведь не совсем так. Я действительно не подозревал о существовании Хранительницы. Она же точно знала, с какой именно целью я появился в её мире. Десятерых выходцев с Земли имевших реальные шансы забрать у Наблюдателя медальон, и не пожелавших отказаться от своей цели, Хранительница уже отправила в свет. Сколько ещё доверчивых землян погибло бы в вечных снегах Северного предела. Скольких съели Снежные псы? И всё ради маленького медальона висящего на груди человека, чьи сверх способности здесь на планете, делали его почти всесильным. Человека, предавшего своих нанимателей ради собственной свободы и неограниченного могущества в этом странном чужом для меня мире.
Поднимаясь с земли и отряхивая одежду, я думал о Наблюдателе. Как бы я сам повел себя на его месте, зная, что каждый месяц мои бывшие хозяева отправляют по мою душу десятки охотников с планеты, где несколько тысяч лет подряд не утихали локальные войны? Стал бы я предпринимать шаги, которые могли нейтрализовать охотников в самом начале их пути? Стал бы «зомбировать» кого-то вроде Лилит, для достижения этой цели? Вероятно, нет. Мне могли быть неизвестны многие обстоятельства этого дела, но я был слишком человеком, чтобы так откровенно ломать чужую волю.
Татуировка на руке была почти горячей, в остальном я был цел. А тело Хранительницы лежало на камнях глубоко внизу, изломанное от долгого, страшного падения. Я бы не хотел так умирать.
Забросив рюкзак на плечи, я стал спускаться с гор. Есть и пить не хотелось, я не чувствовал холода и усталости. Должно быть, Храм изменил меня слишком сильно. С наступлением темноты я узнал ещё об одном «даре» Храма - для меня больше не существовало ночи, однако всё это вместе взятое предельно обострило испытываемое мною чувство одиночества. Надо мной тысячами незнакомых созвездий сияло чужое небо. А под моими ногами лежала чужая земля.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:12 | Сообщение # 34
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Скорее по привычке, чем из необходимости, я разжег костёр. Глядя на огонь, я медленно приходил в себя. Прихотливый танец пламени всегда действовал на меня успокаивающе. Я не знал, что мне делать дальше. Во время быстрого спуска с гор я сделал несколько неожиданных открытий. Так, пытаясь рассмотреть наиболее удачный маршрут, я внезапно «увидел» дорогу на несколько километров вперёд, словно смотря на гору с высоты птичьего полёта или с дельтаплана. При этом я мог вполне спокойно приблизить заинтересовавший меня участок и отдалить его. В первый раз это вышло случайно, и я от неожиданности едва не споткнулся о ближайший камень и сразу же вышел из этого необычного состояния. Сев на камень я попытался полностью воспроизвести все свои действия, вплоть до мыслей, крутившихся в голове и опять смог увидеть себя с большой высоты. Я просидел на камне ещё около получаса, тренируя эту свою новую способность, пока окончательно не убедился, что в состоянии её полностью контролировать. Иметь возможность видеть дорогу на многие километры вперёд на совершенно незнакомой для тебя местности – очень дорогой подарок.
Правда, двигаться вниз и смотреть таким необычным способом у меня не получалось. Я едва не переломал себе ноги, прежде чем бросил попытки совместить обычное и свое новое «зрение». Ещё я мог при желании двигаться очень быстро. Это я выяснил, когда наткнулся на высокогорного кота, внешне очень похожего на нашего земного снежного барса. Зверь явно считал себя хозяином гор и по всей видимости ещё ни разу не встречался с человеком. Мой охотничий нож мало годился для схватки с ним один на один, и у нас началось своеобразное соревнование в скорости. Бежал я удивительно легко и это даже могло бы доставить мне удовольствие, если бы я не чувствовал спиной взгляд своего преследователя, всерьез принявшего меня за добычу. Кот оказался довольно упорным противником. Он гнался за мной около часа, пока я не выбежал на равнину. Во время этого похожего на сон бега я чувствовал себя как тогда возле Храма. Время словно останавливалось, а я двигался посреди этого остановившегося времени. Я мог двигаться так быстро, что окружающие меня предметы, кроме цели моего движения становились для меня расплывчатыми размытыми линиями. И во время этого странного соревнования в скорости я впервые смог совместить в своем сознании две картинки – себя бегущего по горному склону – черную фигурку, двигавшуюся с поразительной быстротой и те цели, что вставали перед моим «обычным» человеческим зрением. Но самое странное, что за всё это время я не напоролся ни на один камень. Моя нога, не привычная к прогулкам по заснеженным горным склонам ни разу не попала в расщелину, не зацепилась ни за один корень и не скользнула по коварной ледяной корке. Случись что-нибудь из этих неприятностей, и я бы стал легкой добычей для голодного горного кота.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:13 | Сообщение # 35
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Я подбросил в костёр несколько сухих веток, рассеяно следя за прожорливыми языками пламени, ласкающими ветки. Мне было о чём подумать, вот только думать сейчас мне совершенно не хотелось. Если бы мне предложили вернуться домой за несколько дней до начала всех этих необычных событий и потерять тем самым все неожиданно обретенные способности, я бы согласился без колебаний. Может быть, это и было не слишком по героически, но в данный момент мне хотелось именно этого. Этот мир встретил меня не очень по дружески и заставил убивать себе подобных. На душе было довольно мерзко, когда в памяти всплывало лицо летящей в пропасть Лилит.
Я сосредоточился на своём новом магическом зрении. Казалось, я вновь летел высоко над землёй. Я был птицей с очень острым зрением. И я по прежнему, отлично видел в темноте. Горный хребет был за моей спиной, отрезая мне дорогу на север. Защищая меня от Снежный Псов и диких. Если последние, вообще существовали в природе, а не являлись плодом воображения теперь уже мёртвой Хранительницы Северного Предела.
В сотне метров от моего костра начитался дремучий хвойный лес без малейшего намека на чужое присутствие. В лесу лениво бился пульс жизни, но это была обычная мелка живность, не представлявшая для меня, сколько ни будь серьёзной угрозы. Мирный покой ночи был неожиданно нарушен страшным свистом, от которого хотелось заткнуть уши. Должно быть такой же свист издавали бомбы, падая с ночного неба на мирные города.
Огромная тень пронеслась над моей головой, принеся с собой ощущение угрозы. От порыва ветра застонали могучие деревья. Тяжелое тело упало на землю в сотне метрах от костра, на самой границе хвойного леса. Удивленный происходящим, я приблизился к месту падения. Я точно знал одно, – нет ничего хуже неизвестности. И что чем раньше я узнаю, что за существо упало неподалёку, тем спокойнее себя почувствую. В том, что это было именно падение, у меня сомнений не было. Как и в том, что тело не было механическим. Это было что-то живое. Большое и живое. Я остро чувствовал присутствие существа от которого исходили волны боли . Словно круг по воде, они распространялись вокруг, медленно затухая в отдалении. Мне без труда удалось отыскать тёмное чешуйчатое тело, похожее на тело динозавра. Стоять рядом с драконом было почти нестерпимо. Импульсы, исходящие от существа, были по нервам так, словно сквозь них пропустили электрический ток. Это было необычно. Я точно помнил, что когда дрался с Хранительницей ничего кроме собственной злости, я не чувствовал. Даже когда она ударилась о камни внизу, мне было просто очень неприятно.
Дракон с огромными перепончатыми крыльями распростерся на земле. Он был тяжело ранен. Два копья пробили чешую на шее, часть кожи на крыле была содрана чем-то острым. Других видимых повреждений я не обнаружил, осторожно осматривая торчавшие из шеи дракона копья. Они засели глубоко, и вытащить их будет не так уж просто. Думал я как-то отстранено, словно вытаскивать копья из всё ещё живого и следовательно потенциально опасного дракона нужно было вовсе не мне, а кому-то другому. Я вообще чувствовал себя странно, даже для сегодняшнего, богатого на события дня.
Я встретился глазами с драконом. Для тела в десять метров голова у него была сравнительно небольшая. Взгляд, подернутый пеленой боли, не был взглядом животного. Я невольно поёжился. Дракон был в сознании. У него вполне могло хватить сил на то, чтобы одним ударом хвоста, переломать кости человеку. Я точно не знал, остались ли у меня после Храма эти самые кости, но проверять это на практике мне по прежнему не особенно хотелось. Я чувствовал неудобство, смутную тревогу, может быть даже жалость. Но страха почему-то не было. То, что происходило сейчас, было словно не со мной. По какой-то неясной даже для меня самого причине я остался. Остался, чтобы вытащить копья из чешуйчатого тела дракона, хотя эти самые копья мне были совершенно без надобности. Глупо было бы таскать с собой оружие, которым всё равно не умеешь пользоваться.
Мне хотелось как можно скорее покинуть это место, однако попытавшись сделать шаг в сторону от дракона, я наконец отчетливо осознал, что моими действиями руководит нечто иное, ко мне не имеющее совершенно никакого отношения. Это было как поток, течение – мягкое и ненавязчивое, пока попавшая в него зверюшка – то есть я, не пытается плыть назад. Я не стал противиться неизвестному течению, так ненавязчиво подчинившему себе моё тело. Как не странно, но именно это постороннее воздействие помогло мне поверить в то, что мне ничего не угрожает. Не нужно быть гением, чтобы понять от кого оно могло исходить.
Действуя предельно осторожно, я забрался на шею дракона, чуть пониже того места, где торчали копья, и крепко обхватил её ногами. А потом, ухватившись за древко копья, резко дернул его вверх. От вспышки боли в голове дракона я вздрогнул как от близкого удара хлыста. Мощный хвост ящера рефлекторно дернулся и лёг на прежнее место. Я медленно выдохнул воздух . Предстояло повторить процедуру. Мой инстинкт самосохранения никуда не делся, и я с трудом справился с настойчивым желанием бежать отсюда подальше. Собственно только в этот момент
у меня был реальный шанс убраться отсюда, поскольку воздействие чужой воли ослабло. Но именно в этот момент у меня так же был шанс вытащить другое копьё, не причиняя дракону дополнительной боли. Как ни странно, я выбрал второй вариант. Я отбросил второе копьё, предварительно осмотрев стальной наконечник. Характерной выемки для яда на нём не было. Дракон дёрнулся всем телом и обмяк как тряпичная кукла. Однако сознание ящер не потерял. В этом мне предстояло вскоре убедиться.
Я спрыгнул с его шеи и сделал всего пару шагов, когда моё собственное тело перестало мне подчиняться. Что-то не позволило мне уйти к костру. Мои попытки сопротивляться только усиливали давление. Я как бы со стороны видел, как вновь приближаюсь к телу ящера и кладу ладони на его гладкую, прохладную чешую. От моего сознания осталось только магическое зрение, да и то не всё. Какое-то странно ощущение овладело мной. Не сказать, чтобы мне было неприятно.
Вначале я ничего не чувствовал. Но уже через несколько мгновений моё сознание как бы «размножилось». Я был тем, кто наблюдал сцену сверху, я был человеком положившим руки на гладкую холодную чешуйчатую спину, и я был драконом, который на этого человека смотрел. Короче полная клиника.
Выглядел я глазами дракона весьма жутко. Нечеткий, слабо светящийся в темноте силуэт, внутри которого, пульсировала золотистая субстанция, часть которой перетекала в тело дракона через мои ладони.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:13 | Сообщение # 36
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
У здешних драконов было тепловое зрение.
Разомкнуть контакт я был не в состоянии, как и прекратить поток образов, наводнивших мой мозг. Сознание дракона раскрывалось для меня всё шире и шире, грозя поглотить жалкие остатки двух других «личностей». Даже сейчас в крайне истощенном состоянии сознание гигантского летающего ящера было мощнее моего собственного. А ведь это существо стояло на грани смерти. Образы- эмоции, которые мне приходилось воспринимать, становились всё более и более чуждыми. Однако и для дракона прикосновение к моему сознанию стало тоже немалым шоком. Он думал, что я одно из животных и не ожидал встретить моего сопротивления. Признаться, я был очень удивлен, что существо вообще что-то заметило. Таким незначительным и бесперспективным это самое «сопротивление» казалось мне самому.
Я чувствовал, как частички моей жизненной силы перетекают в тело дракона, врачуя повреждения и восстанавливая первоначальную структуру клеток. Я не знал, что способен на нечто подобное. Приходилось признать, что о себе сегодняшнем я не знал почти ничего.
Оказалось, что основной причиной падения дракона была почти метровый разрез на брюхе. Чешуя не смогла полностью погасить чудовищный по силе удар. От череды образов произошедшего меня стала бить мелкая дрожь. Слишком близким были ощущения, испытанные тогда драконом. В эти мгновения слияния разумов я почти верил, что мы с ним одно целое.
Причиной столь плачевного состояния дракона были Снежные Псы. Монстры пяти метров в высоту они могли подпрыгивать ещё на двадцать метров вверх. Детали их тел я почти не рассмотрел опять же из-за особенностей зрения дракона.
Тепловое зрение не позволяло составить полный портрет Снежных псов, но и то, что я «видел» глазами дракона могло потрясти воображение. Этим существам было всё равно, чем питаться. Пострадавший дракон-разведчик был молод и впервые залетел так далеко на Север. Он принял Снежных Псов за добычу и слишком близко подлетел к земле. Вся схватка длилась не дольше минуты. Добить дракона Снежным Псам помешало нападение сотни Диких, которые по общим очертаниям светящихся тел, действительно походили на людей и животных с Земли.
Неужели и животные на моей родной планете тоже являются продуктом обратной эволюции
различных рас? А может быть моя родная планета это ещё один эксперимент кого-то ещё более древнего? Безумная идея.
Внизу началось нечто невообразимое. Дикие облепили тела Снежных псов, как муравьи облепляют ещё живую гусеницу. У псов было столько же шансов спастись, как у той гусеницы. Случайно двое диких, отступая от своей главной добычи, увидели лежащего на земле дракона. Они метнули в сторону меня - дракона свои копья, посчитав его ещё одним из незнакомых им чудовищ. Мне - Дракону повезло, что эти дикие сразу же занялись своей основной добычей. Я смог взлететь, хотя силы вытекали из меня, как вода из дырявого котла. Но нужно было улететь как можно дальше. Попасть в лапы к Диким – не было худшего оскорбления для гордой расы разумных драконов. Даже участь быть убитым Снежными псами была для меня менее позорной.
Мне всё-таки удалось подняться в воздух и перелететь через хребет. Однако когда я летел над лесом, силы мои закончились. К тому же скрылось солнце, насыщавшее мои крылья живительной энергией. Итогом стало падение.
Череда образов закончилась, оставив меня опустошенным.
За время слияния наших сознаний, я не видел ничего, что происходило вокруг меня настоящего. Исчезли звезды на небе, исчез шепот студеного ветра. Исчезло даже чувство опасности которое я испытывал, оказавшись рядом с драконом. А потом во мне как будто, что-то надломилось, и моё тело неожиданно для меня самого, отказалось сохранять вертикальное положение. Это дракон разомкнул связь между нами, выкачав из меня достаточное для собственного исцеление количество жизненной энергии. Я больше не мог быть ему полезен, и он тут же потерял ко мне всякий интерес. Его не касалась моя дальнейшая судьба, она была ему не интересна. Впервые после происшествия в Храме я почувствовал холод. Этот холод шёл изнутри и не имел ничего общего с тем, что меня окружал. Я рефлекторно сжался у себя внутри, пытаясь сохранить жалкие крохи тепла, оставшиеся во мне. Я старался не отдать их этому обжигающему, безразличному холоду.
Я чувствовал темноту, она накрыла меня тысячетонным покрывалом, от которого не было спасения. Которому было всё равно, что именно давить. Оно гасило мысли, гасило звуки, гасило саму мою жизнь. Чудовищным, нечеловеческим усилием воли я рванулся вверх. Слабенькая искорка жизни в безбрежном океане безразличного холодного вакуума. И пришёл в себя, вынырнул из паутины нереальности, жадно глотая обжигающе холодный зимний воздух. На горизонте уже забрезжил рассвет. Не так уж и мало времени заняло моё необычное «сражение», хотя мне по прежнему казалось, что там, в изменённой реальности вакуума я пробыл не дольше одной короткой вечности.
Сил двинуться у меня не было, однако леденящий душу холод отступил, и я наслаждался вновь обретенной жизнью. В том, что этой ночью я был, как никогда близок к смерти, у меня не было никаких сомнений. Но я не хотел уходить в это холодное ничто.
Я лежал на снегу прямо там, где стоял. Хорошо хоть не лицом вниз, поскольку сдвинуться хоть на миллиметр я был не в силах. Копья валялись неподалёку. Собрав остатки жизненных сил, я медленно пополз в сторону кострища. Подняться на ноги, оказалось выше моих сил. Ощущения были как после длительного наркоза. Слегка тошнило, кружилась голова, была нарушена координация движений.
Добравшись до остывшей кучки углей, я неловко залез на рюкзак. Двигаться и думать не хотелось. Я ощущал полное безразличие к окружающему меня миру. Однако нужно было подниматься и идти дальше. Дальше на юг. Зачем- то нужно было искать Наблюдателя. Я попытался вспомнить, зачем мне все это нужно и после некоторого усилия, мне всё таки это удалось.
В Сфере только Наблюдатель обладал достаточной силой для того, чтобы заставить служить себе существ, вроде Хранительницы. Именно Наблюдателю было выгодно, чтобы я не добрался до него, поскольку результат нашей «встречи» мог быть совершенно непредсказуем.
И ещё у него был магический медальон, необходимый для того, чтобы я мог вернуться на Землю. Хорошо хоть не волшебные тапочки. Даже произнесённые мысленно, эти доводы казались полным бредом. Я позволил себе ещё пару минут полной неподвижности. Затем, неохотно встав, и закинув за плечи рюкзак, медленно побрел на юг. Если Лилит не врала, именно там мои шансы найти Наблюдателя, могли возрасти. Особенно если мне удастся отыскать любимую дочку волшебника.
Где-то к полудню хвойный лес остался позади, уступив место скупо прикрытой снегом степи.
Я вновь шел по равнине, когда на горизонте появилась большая тёмная точка. Настроившись на иное зрение, я вскоре разглядел, что это дракон, почти вчетверо превосходящий самца, донором которого я выступал сегодняшней ночью. Этот был черным. Я внутренне содрогнулся. Вероятно, я очень нескоро смогу относиться к драконам беспристрастно. Я пожалел, что у меня нет шапки-невидимки. Интуиция подсказывала мне, что близкого знакомства с чёрным чудовищем мне вряд -ли удастся избежать.
Спрятаться было негде. Лес остался далеко позади. Теперь всё зависело от того, нужен ли я дракону или он обратит на меня не больше внимания, чем на обычную букашку.
Последний вариант я расценил бы как самый лучший.
Может дракон, и был разумен, но определённо не знал что такое гуманность. Должно быть, для того, чтобы прокормить такую тушу, ему приходилось ежедневно съедать мяса не меньше чем в половину собственного веса. От таких мыслей веселее мне не становилось. Я не был Снежным псом, чтобы пытаться напасть на взрослого дракона, и не умел рисовать в воздухе боевые заклинания как Наблюдатель или Хранительница. Я мог лишь ждать и надеяться на собственное везение. Как оказалось, надеялся я зря. Впрочем, за добычу дракон меня не принял. От недавнего моего знакомого этот экземпляр отличался весьма сильно. Дракон был черными как ночь, за исключением янтарных глаз, светящихся словно угли. Это производило весьма устрашающее впечатление. К тому же он двигался не как живое существо, а как иллюстрация из новейшего компьютерного фильма. Словно и не было этого мощного монстра с огромными крыльями в воздухе над равниной. Почему-то он казался мне ещё более древним существом, чем молодой дракон, упавший в лесу. В том не было ни капли таинственности. Просто большой летающий ящер. Черный дракон, в отличии от своего собрата, казался мне немного зловещим. На его огромных перепончатых крыльях, похожих на крылья летучей мыши, проступал диковинный золотистый узор. Воздух рядом с ним странно вихрился, вызывая у меня ассоциации с миражом. Или кошмаром.
Дракон приблизился со стремительностью торнадо. Я увидел прямо перед собой огромные чешуйчатые лапы с длинными заострёнными когтями и невольно задержал дыхание, каждой клеточкой своего тела ощутив нависшую надо мной угрозу. Одно неверное движение такой лапы и я окажусь на снегу в луже собственной крови.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:14 | Сообщение # 37
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Должно быть так чувствует себя человек когда над ним проезжают груженные вагоны с углём. Пара мгновений дезориентации, и я уже болтался в воздухе на лямках рюкзака зажатого в сильных когтистых лапах. Хорошо хоть не головой вниз.
Этот способ путешествия мне не нравился, однако и падать на землю с постоянно возрастающей высоты мне не хотелось. Мы быстро поднялись туда, где в моём мире обычно пролетали самолёты. Мне живо вспомнился мой невероятный прыжок с парашюта.
Снег здесь не шёл, однако сильный ветер часто мотал меня из стороны в сторону, словно тряпичную куклу. Меня удивляло, что ветер никак не сказывался на полёте дракона, который по моим представлениям должен был во многом зависеть от направления воздушных течений. Он же летел так, будто был не живым существом, а загримированным под дракона самолётом. У него даже чешуя отсвечивала чернёной сталью, а когти вообще
выглядели как отлично отточенные клинки. Но искусственный стальной дракон как-то не вязался с образом этого мира, уже начавшим формироваться в моей голове.
Мне повезло, что я не чувствовал холода и, как оказалось, не нуждался в кислороде. Остаток дня мы летели на восток. Большую часть этого времени я провел с закрытыми глазами, безуспешно стараясь не смотреть на проносящиеся подо мной земли. Вы когда ни будь пробовали летать привязанным к днищу средних размеров грузового самолёта? Я тоже – нет, но подозреваю, что ощущения у меня были бы почти такими же.
Я попробовал наладить с драконом мысленную связь, всё ещё надеясь уговорить его отпустить меня на землю. Только несколькими мгновениями позже, я осознал, к каким плачевным последствиям могла привести моя самоуверенность. Внутри тугого кокона сотканного из магии не обнаружилось ничего живого. Там пульсировало нечто более древнее и иное чем всё, что могла изобрести человеческая фантазия. Это была форма существования материи не имеющая ничего общего не только с настоящей жизнью, но и с настоящей смертью. Нечто не было враждебным. Оно было холодным и спокойным. И оно никогда не ошибалось. Словно обжегшись этим нестерпимым холодом, живо напомнившим мне путешествие в ничто, я стал старательно думать о приятных вещах. Я перебирал воспоминания как жемчужины, стараясь выбросить из головы все посторонние мысли.
Из проведенного эксперимента я вынес одно. Договориться с моим транспортным средством мне не удастся. К тому же разумнее всего вообще стать для него как можно более незаметным.
Мне было интересно, как долго и с какой целью велись мои поиски? Я понятие не имел, куда мы летим. В первые мгновения, увидев приближение дракона, я подумал, что в происходящем замешан Наблюдатель. Зная, что он владеет большими магическими возможностями, было вполне закономерно сделать подобный вывод. Я был новичком в Сфере, но первый же встреченный мною человек оказался агентом Наблюдателя, получившим приказ избавиться от меня любой ценой. Должно быть у волшебника существовала своя система оповещения о прибытии нового «охотника» отправленного вербовщиками по его душу. В то, что мне представится возможность взять у него медальон без драки, я не верил. А вот в исходе драки я почти не сомневался. Виденный мною фрагмент «фильма» красноречивее всяких слов предрекал мою участь. И всё - таки я собирался отыскать Наблюдателя. Вероятно, доктор и эльфийка смогли внушить эту самоубийственную команду моему подсознанию. На их месте я поступил бы именно так, иначе игра бы попросту не стоила потраченных на неё усилий. Глупо было бы переправлять меня в новый мир без надежды на то, что я стану исполнять их «пожелание». Я слабо представлял, какие ещё сюрпризы готовит мне в будущем мой собственный мозг. Странным в этой версии мне казалось только одно- с какой стати Наблюдателю, при всех его неоспоримых преимуществах вообще беспокоиться о каком-то никому неизвестном выходце с Земли?
Этими и подобными мыслями я забавлялся ещё около суток, выстраивая теории одну другой невероятнее. А чем мне ещё было заниматься? Мы летели и летели. Было жутко ощущать над собой многотонное тело дракона. Размах его перепончатых крыльев достигал двадцати с лишним метров. Мы летели сорок дней и сорок долгих безлунных ночи. Я всё больше утверждался в мысли, что несущий меня по воздуху дракон вовсе не живое существо, а какой-то гигантский, чудовищный механизм не знающий что такое голод и усталость.
Горы на горизонте обозначились только к восходу семьдесят первого дня нашего полёта в юго-восточном направлении. Острые пики купались в лучах огромного, кроваво-алого солнца. Заснеженные земли остались далеко позади. Подо мной тянулись изумрудные равнины, покрытые светло-зелёными барашками лесов и голубыми трещинами рек, вдоль которых попадались малюсенькие прямоугольники возделанных полей и неровные серовато-коричневые кляксы городов. Снизу мы должны были казаться ещё одной неизвестной темной точкой в бескрайнем небесном просторе.
Сфера своими размерами явно превосходила Землю. Окажись я обычным человеком, до места назначения дракон бы донёс восемьдесят кило порядком протухшего человеческого мяса.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:15 | Сообщение # 38
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Между тем, сил у меня было в избытке, а за время полета я успел разработать во всех подробностях с десяток вариантов побега. Но была одна небольшая проблема. Я понятия не имел, что ждёт меня в конце этого, казавшегося мне бесконечным, полёта. И когда мне, наконец, представиться хотя бы малюсенькая возможность соприкоснуться с землей. Как ни печально, в число моих сверхъестественных способностей не входила способность к самостоятельному полету. А может быть, я просто не знал, как её в себе раскрыть.
По всей видимости, дракон двигался к заранее выбранной цели, однако, узнать эту цель мне не удавалось. Предположений относительно этого у меня было не слишком много, поскольку я не знал географические особенности планеты. Постепенно дракон стал смещаться в юго-восточном направлении.
Плодородные равнины, над которыми мы пролетали совсем недавно, уступила место степи. Степь эта, с редкими поселениями и ещё более редкими нитками дорог, казалась мне унылой и однообразно серой, хотя снизу нежные переходы красок придавали ей особенное, немного грустное очарование. Здесь почти не было заметно возделанных полей. Почва давала довольно скудный урожай, зато служила неплохим пастбищем для бизонов и табунов диких лошадей. Этакий «дикий запад» до его колонизации белым человеком. Или африканская саванна.
Степь закончилась довольно резко. Пролетев над последней чёрно-серой кляксой пограничного города , я увидел под собой бесконечное песчаное море без какого-либо намёка на растительность. Словно мы перелетели через невидимую стену и оказались в чьей-то огромной песочнице. Песок здесь был всех цветов и оттенков радуги. Потрясающая смертельная красота. Барханы с высоты казались грудами золота вперемешку с бриллиантами.
Они сверкали, отражая солнечные лучи тысячами граней миллиардов мельчайших песчинок. От обычного зрения в полёте над пустыней, было мало толку, если конечно я не хотел окончательно ослепнуть. Крепко зажмурив глаза, я принялся методично исследовать все возможности своего магического зрения. Это было, по своему, забавно - наблюдать за окружающим миром с закрытыми глазами. Способность магического зрения мгновенно приближать и удалять заинтересовавшие меня предметы несколько сбивала с толку. Но это с непривычки.
Несколько раз мне удавалось рассмотреть обитателей Великой Пустыни - гигантских существ очень похожих на скорпионов. Они быстро и деловито перемещались по песчаным дюнам.
Василисков видно не было. Должно быть границы обитания двух этих видов не пересекались.
Пустыня была для этого достаточно большой. Вот только я всё никак не мог понять, чем же могут питаться здесь гигантские скорпионы, если кроме них, здесь нет ни одного живого существа. Неужели они питаются песком?
Мы летели всё дальше, и гигантские скорпионы стали попадаться ещё реже. Мы двигались к самому сердцу Великой Пустыни. Была ночь, когда я увидел Город, похожий на мираж. Ярко белый нереальный свет заливал пустыню, вспыхивая тысячами мельчайших огоньков. Словно каждая частичка песка была маленьким светлячком. Эти разноцветные частички сильно магнитились друг к другу в только им одним известной последовательности. В магическом зрении здесь не было нужды. Оно даже немного мешало, делая свет от песка слишком ярким.
Дул слабый теплый ветер, поднимая в воздух тонкую искрящуюся пыль, которая складывалась в дивной красоты миражи. Зданий становилось всё больше. Песчаный город разрастался с каждым новым ударом сердца. В этом было что-то мистически прекрасное. Под мягкими прикосновениями ветра мельчайшие песчинки выстраивались в дивной красоты орнаменты, украшавшие всё новые и новые здания, чуждой для глаз землянина архитектуры.
На моих глазах возникал из песка древний Город. Архитектура его была так гармонична, что казалось, каждое здание в отдельности излучает завораживающую древнюю мелодию, едва различимую в тихом шорохе ветра. Это прекрасная мелодия неслышно плыла над домами и улицами, фонтанами и садами, парками и скульптурными группами.
Из тончайших песчинок на улицах то и дело возникали образы бредущих по улицам призрачных фигур очень высоких людей в причудливых одеяниях. Это были прекрасные женщины, это были дети и взрослые, полные сил мужчины. Не было лишь стариков. Образы были прекрасны, но неустойчивы, через несколько секунд распадаясь на мельчайшие разноцветные песчинки, увлекаемые горячим ветром великой пустыни.
А мелодия крепла, проникая внутрь моего существа, затрагивая каждую клеточку моего тела и заставляя его вибрировать ей в унисон.
Музыка находила отклик где-то глубоко внутри меня. Она звала за собой, как мелодия волшебной флейты. Если бы не крепко сжимавшие меня лапы черного дракона, я ответил бы на этот древний как мир зов. В эти мгновения только эта беззвучная мелодия имела для меня значение, только она была смыслом моей жизни. Я стал, изо всех сил, вырываться из цепких лап дракона, стремясь как можно быстрее оказаться внизу, среди прекрасных призрачных фигур древнего города. Я очень злился, что летающий ящер не сбрасывает меня вниз. Я был настолько околдован волшебной мелодией, что мне даже не приходило в голову, что я могу разбиться при падении вниз.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:15 | Сообщение # 39
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Остальные мысли пропали. В моей голове бился лишь тугой клубок из эмоций. Бился в ритме древней мелодии призрачного Города. Не ответить на зов немедленно, было равносильно для меня мучительно смерти, хотя я не знал, откуда пришло это сравнение. Кажется, дракон не слышал зова. Иначе он бы обязательно отпустил меня вниз.
По мере того, как мы приближались к центру города, музыка становилась всё тише, пока окончательно не пропала. Ко мне вернулась способность рассуждать, и я с некоторым опозданием подумал о том, что зов легко мог завлечь меня в смертельную ловушку. Что бы я делал внизу, не способный думать и чувствовать самостоятельно? С некоторым опозданием я порадовался тому, что дракон в очередной раз поступил по своему. Я вновь стал любоваться городом медленно и величественно проплывавшим под моими ногами. Здесь не было ни одного старого здания, поскольку по настоящему не было и самих зданий. Все эти дворцы, улицы, фонтаны – были лишь фигурами из песка, воссоздававшими то, что было в этом месте прежде.
Так могло выглядеть поселение, которое построили на планете создатели Сферы. Зыбкие, почти прозрачные здания поражали изысканной, неземной красотой. Ни разу в жизни мне не приходилось видеть ничего более прекрасного.
Мы летели над широкими улицами между силуэтов домов, фонтанов, деревьев купающихся в лунном свете. Всё было как во сне. Казалось, что прообраз этого города мертв уже ни одну тысячу лет. Дракон летел над городом очень медленно, словно какая-то невидимая сила сдерживала мощь его огромных крыльев. В черте миража мы не встретили ни одного скорпиона. Гиганты почему-то старались обходить эту зону стороной.
Под нами как раз находилась широкая площадь, окруженная тридцатью большими фонтанами, когда дракон неожиданно разжал свои огромные лапы. Я стал стремительно падать вниз. Ощущение было близким к состоянию невесомости. Я не понимал, с какой именно целью зависший надо мною черный дракон доставил меня в самое сердце Призрачного города. Но то, что произошло в последующие мгновения, стало для меня настоящим шоком. Всё время полёта я задавался вопросом, почему несущий меня черный дракон не делает ни одной остановки. Не нуждается в пище и воде. Мне даже удалось найти для этого вполне сносное объяснение. Дракон был укутан магией. Я считал, что
Как оказалось, мои домыслы не имели к реальности никакого отношения. Дракон вовсе не был заколдован наблюдателем и вообще не имел к волшебнику никакого отношения. Он был порождён расстилавшимся подо мной древним городом и сейчас, задрав голову вверх, я наблюдал, как ещё совсем недавно могучее тело ящера превращается в тень. Тень такую тёмную, что внутрь неё не в силах проникнуть моё магическое зрение. А потом эта тень разлетается тысячами черных точек. Тысячами живых летучих мышей. И вновь я вижу небо, усыпанное миллиардами колючих холодных звёзд.
Должно быть, всё это произошло очень быстро, но мне показалось, что я летел вниз целую вечность. Я готовился к соприкосновению к землёй, но оно всё равно застало меня врасплох. Удар был резким и неожиданным. Странно, что я при этом не почувствовал боли. Пошевелив руками
и ногами, я убедился, что приземление прошло более чем удачно. Высота, с которой меня сбросил черный дракон, была сравнительно небольшой.
Пока не ощутил грубое вторжение чужого разума. Это не был разум чего-то живого. Скорее источником воздействия был сам Призрачный город. Передаваемые образы принадлежали человеческому сознанию, но при этом полностью лишены эмоциональной окраски. Казалось, что у меня в мозгу включился проектор, и мне предстояло просмотреть чью-то старую запись.
Я полностью перестал ориентироваться в окружающем меня пространстве, словно способности моего собственного мозга свелись к очень простой функции воспроизведения этой записи.
Образы обрели четкость и уже несколькими мгновениями спустя, я стал «непосредственным участником» разворачивающихся перед моим мысленным взглядом событий.
Первой была картина из того времени, когда Призрачный Город был на пике своего расцвета. Я как бы заново увидел те же здания, что мы оставили позади, пролетая над городом.


 
ТринитиДата: Среда, 14.09.2011, 18:16 | Сообщение # 40
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Это тоже был вид сверху, и я вновь летел на точно таком же черном драконе. Вот только на этот раз сидел на его могучей шее в специально оборудованном коконе, а не болтался в его когтях. В воздухе мне удалось рассмотреть ещё несколько таких же как мой, черных драконов. По расцветке крыльев, я легко мог определить к какому «отделу» относиться их хозяин. Драконы были специально выведенными биологическими роботами. На них проводились исследования пригодности атмосферы планеты для жизни расы «драков», колонизаторы с которой собирались принять участие в галактическом эксперименте. Пока же строители Сферы, одним из которых я был в эти мгновения, использовали роботов как личный транспорт. Так сказать совмещали приятное с полезным. Город назывался Арантус, что на древнем языке метрополии означало «Пристанище». Собственно для обитателей этого места, город действительно был временным пристанищем – базой для приёмки и распределения важных грузов, поступавших через пространственные врата с девяти других планет- близнецов. По сравнению с красотами метрополии город действительно был всего лишь небольшим временным лагерем. Здания, над которыми мы пролетали, были мне хорошо знакомы. Во многих из них мне доводилось побывать, про остальные я смотрел учебные ленты. На то что я видел сейчас под собой накладывались и другие воспоминания. Я словно одновременно видел два города - полный жизни Арантус и его точную копию из песка. Жизнь и смерть.
А я и не знал, что запомнил всё здания, над которыми мы пролетали с такой потрясающей точностью. Я видел суетившихся повсюду людей. Их было очень, очень много. На улицах, возле домов и фонтанов, в самих домах. Город напоминал муравейник. Белоснежные здания, яркая одежда жителей, обилие зелени, улыбающиеся красивые и очень похожие друг на друга лица. Ни одного плохо одетого горожанина, чистота и порядок. Картинка из «Золотого века». Человек, глазами которого я смотрел на буйство жизни, от которого меня отделяло ни одно тысячелетие, переместился в другую часть города. У роботов была способность к мгновенному перемещению, но ею пользовались только курьеры. Я был одним из таких курьеров. К тому же сегодня я вёз кристаллы повышенного уровня секретности. Ученым с Геи удалось создать компактный механизм управления физическими процессами на Сфере. В кристаллах содержались сведения позволявшие собрать это устройство прямо здесь. Изобретение было по настоящему уникальным. Настоящий прорыв, который позволит в дальнейшем сэкономить огромное количество энергии и снизит стоимость эксперимента почти вдвое. Ведь в настоящее время город располагался на летающем острове размером в двести километров. На этом же клочке суши находились лабораторные комплексы.
На одной планете необходимо было создать условия для комфортного сосуществования совершенно различных по своему происхождению и культуре форм жизни. Детально воссоздать все пищевые цепочки для каждой колонии с разных частей галактики было делом непростым. Хотя подобные технологии применялись в Содружестве ещё на заре Эры Объединения, ученым ещё ни разу не приходилось разрабатывать систему межвидового
взаимодействия такой сложности.
За исключением летающего острова вся остальная планета в настоящее время представляла собой Океан. Процесс образования материков ещё был не запущен, однако морские водоросли уже вовсю трудились над созданием максимально комфортной атмосферы планеты.
Курьер которым я был в эти мгновения, владел огромным количеством информации не только об истории создания Сферы, но и о самой Галактике. Это был «начальный уровень познания», тот минимум, которым владели все населявшие этот город. Всего на какую-то долю мгновения наваждение пропало. Причиной стала сильная пульсирующая головная боль, словно мой мозг копировал всё то, что было известно курьеру. Изображение потускнело и пропало. Я вновь сидел на песке и видел площадь с фонтанами из сверкающего радужного песка. Я помассировал голову, но боль так до конца и не ушла, угнездившись где-то в затылке.
Передышка была недолгой. Новый образ был ещё более мощным и ярким. Таким сильным, что боль в голове оказалась чем-то далёким и несущественным. На этот раз мне крупным планом была показана та самая площадь, в черте которой я сейчас находился. Из фонтанов выстреливали в небо столбы воды, переливающиеся на солнце всеми цветами радуги. Здесь людей почти не было. За исключением двух человек на возвышении, склонившихся над двухметровой трёхмерной моделью планеты. Это был тот самый аппарат, который собрали здешние ученые, используя информационные кристаллы, доставленные мной – курьером десять оборотов назад. Но я уже не был прежним. Я был другим человеком, и уровень моих знаний был теперь на порядок выше. Мой статус отличался от статуса курьера почти настолько, насколько на моей родной планете положение императора, отличалось от положения нищего. Я был родом с недавно колонизованной людьми планеты. Мои гены были модифицированы, благодаря чему я мог взаимодействовать с полем модели Сферы без ущерба для собственного разума. Не каждый мог выдержать состояние, при котором ты одновременно находишься на твёрдой земле и висишь в вакууме бесконечного космоса.
Сфера пульсировала, точно я смотрел на планету со стороны. Изображение модели приблизилось, как и лицо одного из склонившихся над нею людей.
Этот человек смотрел прямо на меня, точнее на того, чьими глазами я наблюдал за происходящим. От человеческого его лицо отличала всего одна деталь – большой третий глаз прямо посредине лба. Я откуда-то знал, что если веко этого глаза откроется, то я превращусь в пар. Мощный смертельный луч испарит меня раньше, чем я смогу сделать хотя бы одно движение. Ещё несколько долгих секунд перед моими глазами стоит образ Сферы. Она словно притягивает меня как магнит, лишает воли и осторожности. Взгляд «триглаза» становиться подозрительным и наполняется холодом. Я перестаю быть для него «своим», как только моя рука оказывается в опасной близости от модели планеты. Пульсирующий свет исходящий от Сферы гипнотизирует меня и мне уже кажется неважным то, что меня не станет уже в следующее мгновение . Вспышка ослепительного света, я лежу сжавшись в позу эмбриона прямо на песке. Внутри моего тела происходят какие-то необратимые изменения, от которых невозможно скрыться. Татуировка на моей руке раскалена как железное тавро. Кажется, стоит опустить руку в воду и жидкость превратиться в пар. А затем я впадаю в забытьё, и новая картинка-образ внедряется в моё измененное сознание. Я уже не знаю, кем я , по настоящему, являюсь и в каком времени живу. Кажется, это уже не имеет для меня никакого значения.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:53 | Сообщение # 41
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Та же самая площадь, но я уже стою на месте одного из «трёхглазов», лениво рассматривая пульсирующую модель Сферы. Потоки воды из фонтанов уже в половину меньше. Покрытие площадки под ногами в мельчайших трещинах. Мы уже не летаем. Остров стал частью созданной при помощи модели суши. Лагерь частично свёрнут. Проект находиться в стадии своего завершения. Благодаря модели многие физические процессы на планете удалось ускорить в сотни раз. Воздух вокруг пахнет песком. Я знаю, что вокруг города простирается искусственная пустыня. И с каждым годом она становиться всё больше. Это пустыня создана, с целью скрыть Город и с каждым новым оборотом планеты её площадь медленно увеличивается, постепенно превращая плодородную землю в бесплодный, радужный песок. Но у всего есть своя граница и пустыня никогда не пересечёт заранее отведенный для неё сектор. Сектор, в котором не сможет выжить ничто живое кроме василисков и гигантских скорпионов.
Но мои мысли вновь сосредотачиваются на модели планеты – величайшем сокровище этого искусственного мира и единственном оружии способном его уничтожить.
Мне было известно, что пока модель активна, как сейчас, я всё ещё в состоянии изменить облик планеты . К примеру, создать новый материк или потопить старый, изменить угол вращения Сферы относительно здешнего солнца. Короче сделать всё, что мне только придет в голову. Сдерживает меня только присутствие второго инженера, который не спускает с меня внимательного взгляда, словно подозревая о моих недостойных мыслях. Почему-то я знаю, что мысли о полной власти над Сферой считаются в этом наполовину покинутом Городе именно недостойными. И что мой напарник не собирается оставлять меня с моделью один на один. Он мне не доверяет.
Я вижу, как моя рука тянется к пульсирующему изображению модели. На руке сверкает небольшое кольцо с камнем, по цвету напоминающим янтарь. Я отчего-то знаю, что без этого кольца – символа доступа к Сфере, я попросту не смогу прикоснуться к модели. Я ведь не специально выведенное для этого существо.
Мне нестерпимо хочется прикоснуться к модели, и я не в силах побороть это искушение. Меня даже не останавливает предупреждение инженера. Я знаю, что тот убьёт меня уже после того, как моя рука прикоснётся к пульсирующему колдовскому шару. У меня в Городе почти неограниченный кредит доверия, а жизненные циклы моих предков до семнадцатого колена безупречны. Но мне сейчас всё равно, что будет после. Я не в силах побороть искушения. В месте, где моя ладонь соприкасается с синей поверхностью модели, появляется черное пятно – отпечаток моей руки.
Это континент. Земля вздрагивает под моими ногами. Я вижу, как раскрывается третий глаз инженера, и я исчезаю в ослепительной вспышке света. Только кольцо с янтарным камнем сверкает в пропитанном пылью воздухе. И падает на истрескавшуюся плиту помоста.
И запоздало приходит мысль, что я никак не могу видеть ни это падающее под ноги инженера кольцо, ни модель Сферы, призывно переливающуюся всеми цветами радуги…
Следующий образ опять связан со Сферой. Только теперь я сижу внутри здания за широким письменным столом. Сфера стоит рядом со мной. Она не пульсирует и не переливается радужным сиянием, а напоминает традиционный двухметровый глобус с застывшими очертаниями шести материков и тонкими цепочками островов между ними. Один из материков по очертаниям напоминает человеческую ладонь. Это память о предательстве одного из главных Хранителей Сферы, относящаяся к периоду образования материков. От мгновения, в котором я сейчас нахожусь, его отделяет три сотни оборотов планеты. В моей руке зажата небольшая прозрачная палочка. Я пишу ею по гладкой квадратной поверхности встроенной в стол. Строчки движутся вверх с постоянно растущей скоростью, подстраиваясь под скорость моей мысли. Я сосредоточен на этом занятий. Мне нужно управиться как можно раньше. Этот рапорт – один из последних. Завтра я собираюсь покинуть Сферу и вернуться в свой родной мир.
Хитроумно сконструированная одноразовая будка перемещений доставит меня прямо туда, куда я только пожелаю, и никто в Галактике не сможет проследить точку, откуда был произведён запуск крошечного сгустка энергии, в который я превращусь на несколько коротких мгновений.
Дома меня ждёт масса работы. Для человека достигшего такого уровня познания как я, работы всегда хватает с избытком.
Зато я вновь увижу позолоченные солнцем холмы Каркрокса и вдохну ни с чем не сравнимый воздух родной планеты. Мечты приятны и до их осуществления
мне остаются всего одни неполные сутки.
Я позволяю себе встать и выглянуть в окно. За окном знакомая площадь с фонтанами, из которых уже не льётся вода. Проект по строительству Сферы закончен. Я один из ста строителей, оставшихся на планете до его окончательного закрытия . Ещё пара оборотов и на планету станут прибывать корабли с разных концов Галактики для начала самого масштабного и дорогостоящего эксперимента в истории Конфедерации Объединённых Миров. Эксперимента, разработанного самыми выдающимися мыслителями из созвездия Плеяд. Сфера почти готова к приему кораблей. Построены тридцать космических портов в тридцати природно-климатических зонах планеты. В местах наиболее удобных для заселения представителями 30 разумных рас Галактики, согласившихся на участие в проекте.
Я оборачиваюсь на лёгкий шорох у себя за спиной и тону в ещё одной ослепительной вспышке света. Последняя моя мысль - о стоящей за моим рабочим столом модели планеты и о том, как вовремя я спрятал кольцо, открывающее доступ к управлению Сферой. В эти мгновения, я весьма отчетливо помню, где именно расположен тайник. А так же знаю, что никто кроме меня самого уже никогда не сможет его открыть. Эта мысль вселяет в мой гаснущий мозг последнюю, мстительную радость. Модель без ключа совершенно бесполезна. И мой убийца не сможет нарушить планы КОМ…
И вот я вновь, совершенно один сижу на песке посреди площади Призрачного города залитого холодным белым светом. Вокруг меня уже знакомые мне тридцать фонтанов. Ни намека на движение. Лишь тени былого величия окружают меня. Радужный сверкающий песок мягко струиться под моими ногами, да далёкие звезды смотрят на меня с холодного неба.
С некоторым трудом я поворачиваю голову и любуюсь площадкой перед зданием главного строительного корпуса. Она напоминает жертвенный алтарь и переливается так, будто целиком состоит из драгоценных камней. От площадки широкая лестница ведёт ко входу в здание.
Именно там расположен тайник, о существовании которого я узнал в последнем видении. Очень сомнительно, что за столько лет, в нём что-то осталось. Но какое-то шестое чувство заставляет меня лично убедиться в этом.
Мгновение, и я уже быстро поднимаюсь по сверкающим ступеням, почти ожидая, что они обрушаться под моими ногами мягким облачком радужного песка. Но ступени тверды, словно вытесанные из одной огромной гранитной глыбы. Двухметровые створки главного входа расходятся передо мной в разные стороны, приглашая шагнуть вперёд. И вот я уже иду по широкому коридору, стены которого украшены сценами из жизни людей, разрушивших этот дивный город три тысячелетия назад. Если бы этого не произошло, город вполне мог бы дожить до сегодняшнего времени, пусть и был бы изрядно засыпан песком. Но строители Сферы не собирались оставлять столь явных свидетельств, своего пребывания на планете. Собственно при уровне развития цивилизации, осуществлявшей этот эксперимент многие из тех, кто видел этот город в пору своего расцвета, могли всё ещё находиться в добром здравии на своих родных планетах.
Однако все эти умозаключения не мешали мне любоваться отблесками былого величия, тем более что как-то само собой получалось, что я видел окружающее несколько иначе, чем это было на самом деле. Я легко дополнял однообразие этого коридора теми красками, которые присутствовали здесь раньше. Воспоминания были очень живыми и легко накладывались на то, что в эти мгновения видели мои глаза. В этом было что-то почти мистическое.
Я пока не мог понять, как мне удастся в будущем различать собственные воспоминания и воспоминания всех тех личностей, в роли которых мне пришлось выступать. И те и другие были во мне одинакового живы и почти одинаково мне дороги. Выбрать из них кого-то одного не представлялось возможным. Я остановился на компромиссном варианте, выдумав личность лишенную воспоминаний и одновременно способную вместить все те воспоминания, которые мне прежнему не принадлежали и принадлежать не могли.
Уже от лица этого новорожденного существа, я попытался выбросить из головы все тревожащие меня мысли и сомнения в правильности и разумности своих действий. Для размышлений у меня ещё будет масса времени. Ведь мне ещё предстоит выбираться из пустыни в более населённые области Сферы.
Стоило мне перевести взгляд на какое-нибудь полотно, и оно послушно оживало. Радужный песок переливался перед моими глазами, однако все что я видел не было бы таким ярким, если бы я не помнил все окружающее меня пространство с болезненной отчетливостью.
Я шёл вперёд, ища знакомую дверь из своего последнего видения. Шел так уверенно, словно действительно имел полное право находиться в этом здании. Или, по крайней мере, в его оригинале.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:54 | Сообщение # 42
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
А вот и нужная мне дверь. Знакомая комната, где в искусной настенной резьбе прячется всего одно слово. Слово-пароль, открывающее тайник, которого не существует уже более чем десять веков. Я отчетливо вижу это слово и произношу его ставшими внезапно сухими губами. Слово на чужом для меня прежнего языке. Понятие из культуры чужого и одновременно невероятно близкого мне народа, отделенного от Сферы сотнями световых лет. Мне новому хорошо знаком этот язык. Каждая буква и каждое слово – это теперь тоже часть меня. Стена кажется монолитной, хотя состоит из мельчайших радужных песчинок. Обман, иллюзия? – или реальность, воплотившаяся вновь на одну короткую лунную ночь. Мираж, облеченный в плоть из песка.
У меня есть пара секунд чтобы узнать, откроется ли древний тайник. Пара секунд на грани между сумасшествием и здравым рассудком. Ведь если ничего не случиться, значит, мои ведения – бред и я схожу с ума. Я не знал, как это начинается. Какие симптомы сопровождают изменения состояния сознания. Я чувствовал себя способным отвечать за свои поступки. Но было ли это доказательством здоровья моего разума? Разума этого нового человека, вместившего в себя такие разные знания, эмоции и опыт прежде чужих, а теперь близких и родных жизней?
Сомнений во мне накопилось больше, чем уверенности. Я ждал от стены ответа, как ждёт помилования приговорённый к смертной казни.
Долгое - долгое мгновение мучительного сомнения, наконец, завершилось в мою пользу.
Слово загорается алыми огненными всполохами. Или мне это только кажется из-за всплеска чужих воспоминаний. В любом случае, на изумрудно-золотистом фоне остальной стены это выглядит необыкновенно красиво. Стена медленно раскрывается передо мной как створки пещеры от волшебного «сезам». Вниз ведут сверкающие ступени. Я оглядываю знакомое помещение, изо всех сил стараясь не думать о том, что если, странная субстанция, скрепляющая миллионы мельчайших песчинок между собой, внезапно исчезнет, мне никогда уже не выкарабкаться. И что в этом случае курган из сверкающего радужного песка станет моим последним приютом. Интересно, сможет ли моя душа вернуться на родную планету или я вечно буду болтаться в информационном поле этой далекой чужой планеты, дожидаясь пока естественный цикл её жизни, не подойдёт к своему логическому завершению.
Между тем я неторопливо спускаюсь вниз и направляюсь к самому левому углу квадратного помещения, игнорируя постамент в центре, на котором переливается янтарное кольцо. Оно настоящее. Вероятно, и другие вещи, хранившиеся в тайнике, могут оказаться целы. Упакованы они для этого достаточно надежно. Я знал, что именно это кольцо является источником той силы, которая каждые тридцать оборотов планеты выстраивает точную копию призрачного города в самом сердце Великой Пустыни. Не знаю, на чьих именно воспоминаниях была на этот раз основана эта уверенность, но брать кольцо с постамента я не торопился. Сначала нужно было осмотреть остальные вещи. Позже на это может просто не оказаться времени.
Я нашёл в углу неотличимое по цвету от остальной стены колесо и провернул его на два оборота вперёд. Я знаю, что этим действием, я обезвредил подземные ловушки, окружающие постамент и вскрыл замки на ещё одном тайнике. Теперь главное. Всего пара шагов отделяют меня от открывшейся в стене ниши, где была аккуратно сложена отлично знакомая мне униформа Хранителя Сферы. Вещь внезапно ставшая мне такой же нужной, как моя собственная кожа. Я не стал противиться этому притяжению, которое было связано с воспоминаниями Хранителя и был не против, сменить уже изрядно потертый земной наряд на что-нибудь более практичное . Благо, я теперь «знал» достаточно, для того, чтобы видоизменять униформу по собственному желанию. Когда «я» был Хранителем трансформация одежды – изменение цвета, текстуры ткани, длинны и фасона удавалась мне с поразительной быстротой и изяществом. Это искусство было одной из «изюминок» вечеринок, устраиваемых сотней ларов, охранявших покой и порядок в небольшом поселении строителей Сферы.
Я с трудом стряхнул наваждение – кружево чужих мыслей и чужих эмоций бывших для меня в эти мгновения моими собственными глубоко личными воспоминаниями и сожалениями. Передышка была недолгой. Отчасти оттого, что я поспешно взял в руки древнюю одежду. Чужие воспоминания вновь наводнили моё сознание. Образы были очень яркими, и я чувствовал, как в очередной раз становлюсь другим. Трансформируюсь, впитывая, как губка, ещё один отголосок чужой личности.
Вот я стою на идеально ровном поле космодрома в числе двухсот тысяч счастливчиков, отобранных советом Галактики для обеспечения безопасности проекта «Сфера». Я – лар в двадцатом поколении. Моё тело идеальный инструмент для предотвращения любой агрессии.
Мои рефлексы превосходят обычные в сотни раз. Мышечная сила моего тела равна силе четырёх грузовых роботов. Мой интеллект практически равен мощи искусственного интеллекта, управляющего жизнью на центральной планете Содружества. Мои ментальные возможности способны смять волю любого существа, кроме тех, что присутствуют на этом поле. И я могу мгновенно уничтожить себя, нарушив хотя бы одну из пятисот тысяч инструкций, вложенных в мой мозг ещё при рождении.
Татуировка на моей руке - знак принадлежности к ларам - гарантия полной регенерации моего тела после любого ранения. Я - Лар, самый могущественный и самый несвободный из большинства представителей содружества. Я чувствую импульсы, касающиеся каждой клеточки моего тела - это реакция кожи на защитное поле, генерируемое комбинезоном. Нельзя сказать, что я нуждаюсь в защитном поле, но комбинезон входит в стандартный комплект одежды любого лара. И мне приходиться отстраняться от этого ощущения. Сегодня день перед отлетом. Давно уже розданы все возможные инструкции и сказаны все слова. Над огромным полем космодрома
висит ритуальное молчание. Как и миллионы оборотов назад, метрополия отправляет свои элитные части к далёким чужим звездам. И пусть они в тысячу раз более подготовлены чем их предшественники, планета всё равно провожает их молчанием. Лары знают, что почти никакая сила не состоянии помешать выполнить возложенную на них миссию. Это гораздо позже их черные, похожие на тела полулегендарных драконов, военные корабли соединяться с большими неуклюжими лайнерами и грузовозами. Их миролюбивыми подопечными. Всё это знал и я сам, но эти минуты всеобщего молчания были для всех нас более важными, чем тысячи произнесенных нам вслед напутственных слов. Лары не были интеллектуальной элитой Содружества. Они были его сторожевыми псами. Мобильными, надежными, практически непобедимыми.
Я не знал, зачем метрополия отправляет в сопровождение экспедиции одну третью часть всех своих ларов. Ведь нет никакой войны или даже самой отделённой угрозы. Конечно, место для осуществления проекта – малообжитый сектор Галактики. Но иначе нельзя. Так зачем же такая большая охрана? У проекта, насколько мне было известно, не существовало слишком яростных противников, зато было много сторонников. Да, не все миры решились принять в нём участие, но в этом не было ничего удивительного. В Содружестве редко достигалось всеобщее абсолютное единство по какому-либо вопросу, если эти вопросы не носили глобального характера. А проект «Сфера» мог бы претендовать на это звание только несколько тысяч эолов спустя, когда компьютеры на спутнике планеты и внутри неё, соберут и проанализируют достаточный массив информации об эксперименте.
О причинах отправки такой большой охраны задумывался не я один. Об этом думали все или почти все из здесь присутствующих. Но ответа не было. Были лишь предположения, теории, гипотезы. Не малейшей зацепки в виде проверенной информации.
Над проектом трудились лучшие ученые Содружества. Многие из них собирались лично отправиться в экспедицию, чтобы наблюдать за ростом своего «детища». Мне же было не ясно, как эти гении от космической механики собирались воспрепятствовать появлению рядом с объектом посторонних кораблей. Весьма трудно не заметить отбывающую с метрополии эскадру да ещё сопровождаемую кораблями ларов. Вслед за нами наверняка отправятся тысячи быстроходных катеров, главной целью жизни хозяев которых является поиск новой информации. Не трудно догадаться, что вслед за катерами журналистов к месту строительства подтянуться остальные «инфомы», желающие лично понаблюдать за происходящим. «Драки» перекроют опасный сектор защитными полями и единственной нашей задачей на ближайшие две сотни лет, станет бессмысленное прослушивание переговоров кораблей за пределами зоны отчуждения. Но эолов через пятьдесят, шумиха вокруг проекта окончательно уляжется, и мы лишимся даже этого сомнительного развлечения.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:54 | Сообщение # 43
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Мысли были тёмными и тягучими как грязь мортианских болот. Мы не могли ослушаться приказа метрополии. Мы были созданы для того, чтобы исполнять эти приказы.
Только пару эолов спустя, на полпути к цели, нам объяснили ситуацию. Эскадра на первый взгляд казавшаяся единой состояла из десяти полностью дублирующих друг друга экипажей. И ларам предстояло разделиться, чтобы следовать за своими кораблями.
Экипажи направились в десять разных точек галактики. Но только одному из экипажей предстояло начать осуществление проекта «Сфера». Случай распорядился так, что я вошел у ту самую сотню ларов, которой предстояло охранять «главный» экипаж. Остальные лары должны были вернуться на метрополию после того, как ученые высадятся на девяти необитаемых, но вполне пригодных для гуманоидной жизни планетах. Там предстояло построить пространственные врата, через которые любой объект мог бы немедленно попасть на поверхность искусственно создаваемой экспериментальной планеты. Эта часть проекта задумывалась для того, чтобы обеспечить «чистоту эксперимента», исключив попадание на планету технологий, способных в далеком будущем дать преимущества представителям какой-либо из 30 рас, изъявивших желание принять участие в проекте. Никто в Галактике не должен был узнать точного местонахождения Сферы. А все участники строительства добровольно подписались на процедуру замены личности или могли навсегда остаться на девяти планетах -«близнецах» Сферы.
Впоследствии планировалось уничтожить все девять пространственных врат, тем самым, полностью изолировав Сферу от влияния внешнего мира. Врата заработали после того, как ученые из моего экипажа сформировали физическое, и ментальные тела планеты.
У каждых врат был свой «ключ» и свой хранитель из числа ларов. Ключ представлял собой небольшой медальон. Хранитель лично переправлял сквозь врата грузы и людей, поскольку без медальона использовать врата было попросту невозможно.
Однако, на одной из девяти планет, фигурировавшей в отчетах под именем «Гея», конструкторы «ключа», ввели его код в собственное ДНК. Система сработала как часы, однако ученые постарались сохранить это в тайне. Они планировали остаться на «Гее» до конца своих дней и не собирались упускать шанса, лично понаблюдать за событиями на Сфере. В положенный срок лары-хранители переместились на созданную их усилиями экспериментальную планету и запечатали пространственные врата с внутренней стороны. Все тридцать рас к этому времени уже обжились на планете, поделив её на сектора в соответствии со своими климатическими предпочтениями. Восемь ларов разбили свои медальоны-ключи, навсегда перекрыв для себя путь к отступлению. Один медальон решено было оставить в целости, чтобы в случае крайней необходимости Хранитель мог распечатать врата и призвать на помощь представителей Содружества. Только на Гее оставалась действующая станция дальней связи, которая позволяла передать любое послание в метрополию за считанные мгновения.
Я был первым Хранителем ключа от врат, ведущих на Гею. Вторым Хранителем должен был стать мой сын. Боевые и интеллектуальные возможности ларов в сравнении с остальным население Сферы казались безграничными.
Каждый лар хранил в своей памяти код к знаниям всего своего народа. На спутнике Сферы было решено создать полностью автономную станцию для хранения кристаллов со всеми знаниями и технологиями, известными содружеству на тот момент. Сюда входили абсолютно все знания, даже засекреченные. Стоимость информации содержащейся на спутнике не поддавалась исчислению, но воспользоваться ею без ключа, содержащегося в ДНК Ларов, было попросту невозможно. Любое другое существо, попав на станцию, было бы мгновенно расщеплено охранной системой спутника на атомы.
В недрах сферы в полностью герметичных ангарах ждали своего часа пространственные челноки, способные доставить Ларов на поверхность спутника.
Пропуском в это место могло служить только одно – родовая татуировка Лара, прошедшего «инициацию» в одном из горных «храмов». Храмы эти на самом деле являлись автономными генетическими лабораториями вспрыскивающими в тела ларов специальные вещества, делавшими нас неуязвимыми для любого физического воздействия. Эти вещества были специально разработаны для того, чтобы мы могли беспрепятственно контролировать ситуацию на планете, гася возможные межрасовые конфликты без вреда для собственной жизни. Генетическая структура тел ларов, веками подвергавшаяся искусственной трансформации идеально подходила для восприятия этих веществ. Всех других существ, случайно или намеренно попавших в зону действия «храма» ждала мгновенная смерть. Их организм просто не был в состоянии воспринять "эликсир бессмертия" и мгновенно сгорал под его воздействием. Тело Лара же переживало процесс полной физической трансформации сравнимой с физической смертью. Обратного пути для Лара, пережившего трансформацию не существовало.
Это было сделано намеренно. Обычные обитатели галактики, получив такие «неограниченные» возможности, могли попытаться взять контроль над планетой на себя. Лары же владея неограниченными возможностями по уничтожению себе подобных были начисто лишены жажды власти и стремления использовать сверх -возможности для подчинения себе подобных.
Отсутствие честолюбия было заложено в нас на генетическом уровне, однако уравнивалось повышенным стремлением к справедливости и высоким коэффициентом интеллекта, позволяющим развернуть любую ситуацию в свою пользу, просчитывая развитие событий на несколько лет вперёд.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:55 | Сообщение # 44
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Мы были самым совершенным "оружием" в Галактике. Но оружием безопасным для её населения. Верность метрополии была воспитана в нас с рождения, но если этого бы потребовали обстоятельства, мы без колебаний пожертвовали бы центральной планетой, постаравшись предварительно спасти возможно большее количество её населения.
Мы старались воспитывать так наших детей, тем более, что срок нашей жизни был в сотни раз длиннее срока, отпущенного остальным. Нас было мало. Тех, кто участвовал в проекте "Сфера". Ларов по праву рождения. Рано или поздно мы должны били отказаться от внутренних браков, чтобы спасти свой генофонд. Наши дети родились уже на Сфере. Прошли процесс инициации. Нас тревожило, что они отличаются от нас.
Нас тревожила повышенная возбудимость, агрессивность, которая по нашим расчетам должна будет прогрессировать в наших потомках с каждым новым поколением.
Но опасность для новой колонии по сделанным нами расчетам была не слишком высокой. Агрессия наших потомков могла проявиться только на физическом, но не на энергетическом уровне.
Должно было смениться не менее трёх поколений ларов, прежде чем эти отличия смогут начать оказывать влияние на культуру экспериментальной колонии. Мы предполагали, что к этому времени население приобретёт необходимые навыки для того, чтобы сохранять на планете равновесие.
В противном случае, если в игру будут вынуждены вступить наши потомки, геноцид некоторых рас может стать неизбежным.
Я уже подходил к завершению своей жизни, передав медальон своему сыну, когда в Сфере неожиданно появились чужаки. Они вели себя как голодающие, неожиданно попавшие на роскошный пир. Мы вошли с ними в контакт, и они объяснили, что прибыли в Сферу с Геи и являются потомками ученых, построивших пространственные врата. Они также объяснили, почему в состоянии попасть в Сферу без ключа. Секрет был в их крови.
Причина, позволившая им нарушить давнюю родовую клятву, заключалась в том, что на Гее почти не осталось людей. Небольшая колония из ученых медленно вымирала, в то время как существовал реальный шанс спастись. Этим шансом была Сфера, где жило около миллиона представителей «человеческой» расы. Мы могли помочь друг другу. Тем более, что никаких запретов насчет возникшей ситуации нам дано не было.
Культура земной колонии была ещё очень близка к тому, что мы оставили в метрополии и от чего вынуждены были отойти на Сфере. Потомки ученых с Геи стали нашими друзьями и партнерами. Некоторые из ларов не единожды покидали Сферу, помогая потомкам ученых восстанавливать колонию
на Гее.
Наши знания, помноженные на интеллект землян - это был ключ к успеху.
Так на Земле появились профессиональные «сталкеры» - существа способные проникать сквозь закрытые пространственные врата на территорию Сферы. "Сталкеры" в чьих жилах текла и кровь землян и кровь ларов. Мутация в них проявлялась сильнее. Они были очень вспыльчивы. Лары называли «сталкеров» "кшанти" - что на внутреннем языке метрополии закрепляло за ними статус, предшествующий статусу ларов. Собственно, по своим задаткам они были Ларами. Но без контроля над собственными силами и без изощренного ума, воспитанного тысячами поколений безжалостной выбраковки.
«Кшанти» были почти как мы, однако им нужно было учиться, чтобы достигнуть того, что мы получали по праву рождения. Они как бы являлись "гусеницей" Лара. Только от них самих зависело, смогут ли они когда ни будь переродиться в бабочку.
В теории они тоже могли пройти обряд "инициации" став ларами. Но вероятность того, что они при этом выживут, достигала лишь 50%. Мало кто из «кшанти» был готов рискнуть жизнью ради изменения собственного статуса, тем более, что потомки землян не были в состоянии мыслить категориями ларов и "эликсир бессмертия" мог с одинаковой вероятностью стать для них как благом, так и проклятием.
Способностью проникать на Сферу сквозь врата обладали все потомки ученых, в чьих жилах текла кровь строителей врат. Но путешествовать обратно без ключа могли только некоторые из «кшанти». Таких было немного. Нехватка в твоей крови какого-нибудь фрагмента заветного кода и ты вечный странник в паутине бесконечных пространственных тоннелей Галактики.
Мало кто из землян хотел так рисковать.
Основной приток населения на Гею обеспечили обычные колонисты со Сферы. Колония на планете, связанной со Сферой единственными оставшимися в рабочем состоянии вратами была спасена. Тогда мы посчитали, что не использовать ключ от врат было бы с нашей стороны настоящим преступлением. Ведь мы, рождённые в метрополии, были одинаково обязаны заботиться и о колонистах Сферы и о потомках ученых, которые, по прежнему, считались полноправными гражданами Галактики. Даже нарушение ими условий использования врат не могло освободить нас от ответственности за их дальнейшую судьбу. Это был закон, который мы должны были выполнять в первую очередь.
Мы заключили с землянами соглашение по которому, на Гее постоянно будет присутствовать истинный Лар, а на Сфере – истинный землянин, в чей крове не гудет примеси крови Ларов. В качестве наблюдателей.
Для этого соискателям из наиболее достойных раз в пятьсот оборотов предлагалось пройти обряд "инициации". Оставшийся в живых "кшанти" с одобрения Совета Ларов получает контроль над ключом отпирающим врата между Геей и Сферой.
Лар, отправляющийся на землю получал дубликат ключа.
Однако в случае если с Геей в контакт вступят представители галактики, в целях сохранения чистоты эксперимента, хранитель ключа на Гее должен немедленно вернуться на Сферу и уничтожить свой дубликат.
Образ воспоминание растворился во мне, оставив после себя облачко грусти. Я вновь был самим собой. Просто человеком с Земли посреди бескрайней чужой пустыни.
Я разорвал герметичную упаковку униформы и пару секунд наблюдал за её самоуничтожением. Вскоре от пакета не осталось даже пыли. Я сжимал в руках новенький комбинезон Лара, точно такой же, как был на «мне» на космодроме метрополии.
К комбинезону прилагалось стандартное для Лара вооружение – небольшая вещь очень похожая на простую рукоятку боевого меча.
То что я смог пройти врата на Сферу без ключа означало, что я, используя терминологию Ларов, настоящий «кшанти», только уже прошедший инициацию.
Стоило обхватить рукоять и послать мысленный импульс, как из неё «выросло» лезвие, способное рассечь даже броню танка . Такие мечи было принято называть «атомарными» из-за принципа их работы. Лезвие «атомарного» меча представляло собой необычное по своим техническим характеристикам поле, способное разрушать связи между атомами, из которых состояло любое вещество на планете. Вещь была крайне опасной ещё и потому, что срок действия поля был не ограничен во времени. Меч сам «подзаряжал» себя пока его не использовали. Против такого меча мог устоять только другой точно такой же меч. Звёздные войны, эпизод неизвестный.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:55 | Сообщение # 45
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Я пару раз махнул лезвием в воздухе. Лезвие было таким тонким, что даже не вызывало сопротивления воздуха. Призрачный клинок, способный удлинятся, и укорачиваться ровно настолько, насколько мне в эти мгновения хотелось. Я знал, что его можно было использовать и в качестве кнута, но я побоялся, что, размахнувшись, задену себя самого.
Рукоять весила не больше стандартного фонарика – идеальное оружие для такого «профессионального» мечника как я. Воспоминания Хранителя не в счёт, ведь его и мои рефлексы несравнимо различны. Даже не смотря на то, что я теперь тоже мог считаться «Ларом», я ещё очень неуклюже использовал свои возможности.
Я тряхнул головой, чтобы отогнать наваждение, но чужие воспоминания намертво засели в моем измученном видениями мозгу. Я знал, что униформу лара, как и обычный корабельный скафандр необходимо надевать на голое тело. Униформа имела одну интересную особенность - она могла менять фасон, цвет и текстуру, стоило только дать соответствующую мысленную команду. Со своей «земной» одеждой я расстался без всякого сожаления, тем более что после всех выпавших на мою долю передряг она практически превратилась в лохмотья. Я вздохнул о бане, оставленной в далеких снегах северного предела. Я больше не чувствовал разницу температур, но помыться мне бы всё таки не мешало. Натянув униформу, я «нарастил» себе мягкие мокасины, шаровары и просторную рубаху. Ещё одно титаническое усилие и «отросшие» полы длинного плаща болтаются за моей спиной. Я набросил на голову просторный капюшон. От недавних усилий слегка гудело в ушах, а предметы то и дело расплывались перед глазами. Но я был необыкновенно горд своим неожиданным успехом.
«Общение» с комбинезоном далось мне гораздо труднее, чем в «моих» воспоминаниях. Всё - таки, я не был настоящим ларом, несмотря на, пульсирующую на моей руке силовую татуировку. Оглядев себя магическим зрением, я остался доволен. Результат явно стоил потраченных мною усилий. В таком наряде только на мечах и драться.
Несколько шагов и тяжелое кольцо в моих руках. Я продел сквозь него шнурок и повесил на шею, мысленно отсчитывая оставшиеся до обрушения города секунды. Мне нужно было выбраться из корпуса до того, как образ древнего города начнет само - разрушатся. Ещё пара секунд на то, чтобы подхватить с пола рюкзак и затолкнуть охотничий нож за голенище сапога. А потом стремительное бегство к Площади Тридцати Фонтанов. Во всём городе это наиболее открытое, а следовательно и наиболее безопасное место. Необходимо спешить иначе я не успею выбраться из здания. Я бегу, оставляя за собой тайник, кабинет, коридор. Ещё одно последнее усилие и я стою посредине площади. А вокруг меня стремительно рушатся здания призрачного города. Беззвучно опадают тонны волшебного радужного песка. Его свечение медленно угасает, но я всё отлично вижу. Помогает ночное зрение.
И вот я один на один с бесконечностью пустыни. Человек в океане песка. Ещё пара часов и рассвет. Пара часов наедине с самим собой. Тем, кого я совершенно не знаю.
А вокруг на многие сотни километров ни единой души. И тишина, лишь изредка нарушаемая шорохом ветра. Пара долгих часов до рассвета.
Огненный диск солнце медленно выкатывалось из-за горизонта. Один за другим вспыхивали барханы, отражая нестерпимо яркие солнечные лучи. Я надел солнцезащитные очки из рюкзака и оглядел пустыню с высоты птичьего полёта. Удручающее скажу вам зрелище это бесконечное море раскаленного песка. Хорошо хоть мне не грозит умереть здесь от жажды или голода. Я был уверен, что в любом случае выберусь за пределы пустыни, нужно только определиться с направлением. Я выбрал юг-восток, решив придерживаться уже ранее выбранного направления. Долгое время было довольно неудобно идти по песку. Ноги проваливались, радужные барханы осыпались под ногами. Всё это продолжалось до того момента, пока я не догадался включить защитное гравитационное поле своей униформы. Оно так ловко отталкивало меня от поверхности песка, что я даже следов не оставлял. Ободрённый своим успехом я даже попробовал бежать, легко скользя по песку. Мне удалось развить весьма приличную скорость. Но всё время бежать я не рискнул, поскольку не был до конца уверен, когда наступит предел моих сил, и есть ли вообще этот предел. Относительно защитного поля униформы я не волновался. Моя одежда впитала за эти часы такое количество солнечной энергии, что её бы с лихвой хватило для многодневного обогрева моего тела в шестидесятиградусный мороз, если бы я, конечно, нуждался в таком обогреве.
Я «путешествовал» по пустыне уже двадцатые сутки, не чувствуя иссушающей жары днём и космического холода ночью. Чередуя размеренный шаг с быстрым бегом, я прерывался лишь на глубокий семичасовой сон без сновидений. Я до сих пор весьма слабо представлял опасности, которые мне действительно могут грозить, как и конечный предел своих физических возможностей, но сон помогал мне разграничивать между собой эти однообразные, наполненные только солнцем и песком дни. Временами мне даже начинало казаться, что пустыне нет конца. Даже моё магическое зрение не в силах было заглянуть достаточно далеко, чтобы увидеть место, где кончалось этот песчаный океан.
К исходу двадцатого дня, когда раскаленный солнечный диск давно миновал свой зенит, в поле моего «магического» зрения появился силуэт лагеря.
Одиннадцать больших шатров украшенных трепещущими на ветру штандартами и восемнадцать палаток поменьше. И никакого движения. Похоже у ребят что-то вроде «сиесты». Отдыхают после утомительного пути. Вот только непонятно, где верховые животные на которых приехали сюда все эти шатры?
Я бегом преодолел расстояние, отделявшее меня от лагеря. Я пытался заметить часовых.
Но никто не остановил меня, «неожиданно» не вынырнул из-за соседнего бархана. Беспечность, или здесь уже случилась беда? Меня насторожила тишина, царящая в лагере.
Я остановился на безопасном расстоянии и еще раз внимательно осмотрелся . Мне не удалось заметить никакого движения. Вокруг царило безмолвие. То самое безмолвие, что сопровождала меня все эти дни блужданий по пустыне. Лагерь здесь был, но он был почти таким же безжизненным как песок под моими ногами. Это не было миражем.
После секундного колебания я позволил своему любопытству взять верх над осторожностью и заглянул внутрь самого красивого из шатров. Точнее бывшего красивым до того, как непонятная напасть разом скосила всех его обитателей. Они казались глубоко спящими.
Сон сморил их внезапно. Позы, в которых они лежали казались нелепыми.
Я на всякий случай прощупал пульс у молодого парня, свалившегося у порога. Он был жив,
хотя жизнь в нём еле теплилась.
В шатре всё было перевёрнуто вверх дном. Вспоротые подушки, разбросанная посуда, полупустые дорожные сундуки. И ни одного следа на лицах мирно спящих обитателей шатра.


 
ТринитиДата: Пятница, 16.09.2011, 21:56 | Сообщение # 46
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
Я поспешил на свежий воздух. Обходить все шатры мне не хотелось, но я всё-таки пересилил себя. Караванщики могут проснуться очень скоро. Стоит осмотреть лагерь до этого знаменательного события. Может, удастся найти что-то нужное? Если этот мир хотя бы в половину похож на землю, стоило разжиться документами. Вряд ли налётчики могли заинтересоваться бумагами. Я обыскал спящих во всех крупных шатрах, разжившись
десятью свитками с документами. Затолкав документы в рюкзак, я решил просмотреть их на досуге. Оставался последний не осмотренный мною большой шатёр.
В шатре украшенном разноцветными звёздами на тёмном фоне царил идеальный порядок.
Здесь не было спящих. Шатёр был пуст.
Я открыл первый попавшийся сундук и невольно чихнул от обилия новых запахов. Множество мешочков с сухими травами едва ли могли представить для грабителей интерес. Мне они тоже были без надобности. Я аккуратно закрыл сундук и приподнял тяжёлую крышку следующего. Этот был со свитками. Я нашёл целый сундук с документами но пока не был уверен, что среди всего этого есть что-нибудь действительно ценное. Это ведь могут быть записи травника или какие-нибудь ученые труды. Каменный век по сравнению со способом записи информации на кристаллы. Хотя волшебники всё таки записывают на кристаллы свои заклинания. Мне вспомнилось довольное лицо Лилит подносящей камни ко лбу. Она могла считывать таково рода информацию, но могла ли её записывать?
Вопрос был интересным, вот только раздумывать об этом сейчас было явно не время.
Я нагнулся и принялся сортировать свитки по цвету печатей. Внутрь туго скрученных пергаментов я пока заглядывать не стал. Если мыслить логически, цвета печатей уже делили свитки на группы. Что это были за группы, я планировал узнать чуть позже.
Через десять минут присев между четырьмя кучками из свитков я стал внимательно просматривать их содержимое. Я никогда не думал, что навыки скоро - чтения, старательно прививаемые мне в детстве, когда-нибудь мне так пригодятся.
Улов мой оказался богаче, чем я мог рассчитывать. Мне удалось найти четыре свитка с гербовыми печатями на имена четырёх разных людей примерно моего возраста. Свитки значили здесь тоже самое, что и паспорт в моём родном мире. Но кроме всего прочего в них указывался род занятий и общественное положение хозяина. Один свиток принадлежал мелкому аристократу, второй наёмному войну, третий менестрелю, а четвертый – ученику чародея. Я просмотрел около двадцати пергаментов, прежде чем наткнулся на одно весьма любопытное послание. Это было рекомендательное письмо к секретарю Гильдии магов, в котором волшебник просил обратить внимание на «очень способного» молодого человека, подателя этого письма. Парень был дальним родственником волшебника, и как следовало из письма, не обладал какими-либо выдающимися сверхъестественными способностями, но зато был «старательным и трудолюбивым». Волшебник видимо даже не рассчитывал на то, что собраться по гильдии станут обучать парня магическим премудростям. В письме даже не было дано описания молодца. За родственника волшебника с этим письмом в руках мог сойти любой прохожий.
Другими словами я сам вполне мог бы стать им. Вот только бы узнать, где эта самая Гильдия находиться и можно знакомиться с «младшенькой» дочкой Наблюдателя. А там и до самого «великого и ужасного» добраться нетрудно. По крайней мере этот способ казался мне гораздо предпочтительнее слепых блужданий по бескрайним просторам Сферы.
Я затолкал письмо в отдельный карман, чтобы не перепутать с остальными свитками. Если мне повезёт, то оно ещё сослужит мне добрую службу.
Схватив ещё несколько подвернувшихся свитков с разноцветными печатями, я поспешил покинуть шатёр. Не имея представления, сколько продлиться странный сон караванщиков, я подумал, что в момент их пробуждения, мне бы лучше находиться подальше от этого места. Закрепив рюкзак, я продолжил своё одинокое путешествие, включив защитное поле униформы на полную мощность. В эти два с половиной часа бега я побил собственные рекорды скорости, стремясь уйти от лагеря на как можно большее расстояние.
Оборвалась пустыня внезапно, словно песок неожиданно натолкнулся на невидимую стену, препятствующую его дальнейшему продвижению. Я словно переступил невидимую преграду. В обе стороны линия получалась удивительно ровной, словно её кто-то старательно вычерчивал по линейке. Если до этого у меня ещё и были какие-то подсознательные сомнения в искусственном происхождении пустыни, то теперь я был вынужден от них отказаться.
Впереди, насколько видел глаз, расстилалась степь. Ровная, каменистая земля, поросшая невысокой травой которую лениво шевелил ветер. Зрелище ещё менее весёлое, чем бескрайнее море радужного песка.
Магическое зрение позволяло видеть дальше, но степь казалась почти такой же бескрайней, как и пустыня. Я поискал какое-нибудь поселение. Ведь у караванщиков должен быть пункт конечного назначения. На пределе своего дальновидения я различил силуэт крупного города. Рассмотреть более подробно мне помешало сильное головокружение. Слишком далеко был этот город. Но, по крайней мере, я теперь точно знал, в какую сторону мне нужно идти. Я никогда не считал, что буду скучать по обществу, и звуку человеческих голосов. В городе одиночество и тишина казались мне подлинным сокровищем. Здесь же проводя день за днём наедине с собственными мыслями, я начинал понимать дискомфорт бедного Робинзона , готового променять райский остров на жалкую комнатушку в центре родного города.
До местного города я добрался, только к утру следующего дня. В городе я планировал воспользоваться документами мелкого аристократа. Для всех других личин, у меня могло не хватить мастерства. Я конечно в молодости сносно бренчал на гитаре, но дальше двора это не выходило. Так что менестрель с меня тот ещё. На наемника я тоже пока не тянул. У меня даже «оружия» в привычном понимании этого слова, пока не было. Атомарный меч не в счет. Его без нужды демонстрировать не стоит. Ученик чародея тоже пока не подходил. Стоило осмотреться вокруг, приглядеться к жителям, узнать о местных обычаях, прежде чем показывать своё полное невежество в вопросах местного этикета.
Дав себе слово, не ввязываться ни в какие авантюры без крайней на то необходимости, я вошел в главные ворота вместе с несколькими крестьянскими телегами позади двух
роскошно одетых верховых. Они были на лошадях. Двоё мужчин. На вид лет тридцати. Уверенная посадка, скупые движения, пропылившаяся форменная одежда. Вероятно, представители одной из местных разновидностей «гвардии». Было в них что-то армейское.
Отсалютовав стражникам, они беспрепятственно проехали внутрь, торопя разгоряченных скачкой лошадей. Мои документы смотрел рослый стражник одетый почти как римский легионер. Вернув мне свиток, он тут же потерял к моей скромной персоне всякий интерес. Я беспрепятственно вошел в город. Здесь было многолюдно, но на удивление чисто. Должно быть под городом пролегала канализация, поскольку сточных желобов я не заметил. Чистые добротные кирпичные дома. Почти нет лачуг. Строились явно централизованно, многие по одному и тому же проекту. Конечно не роскошь, но жить вполне можно. Широкие улицы мощеные камнем. Красочные вывески мастерских и харчевен. Гул человеческой речи, скрип телег, смех, стук копыт по мостовой. Вполне приличное место. Двухэтажные и даже шестиэтажные строения – склады, караван сараи, игорные дома, отели и магазины тянулись довольно далеко. Жилые кварталы постоянных жителей города располагались чуть дальше. Усталости я пока не чувствовал и потому позволил себе побродить по этим малолюдным улочкам, утопавшим в зелени деревьев и цветов. Меня удивляло отсутствие ожидаемой тесноты . Деревья здесь встречались возле каждого дома. Шагая по очередной улице, я заметил одну закономерность. Чем богаче и необычнее выглядел дом, тем больше деревьев возле него произрастало.
По улицам города неторопливо разгуливали самые настоящие эльфы с самыми настоящими луками и тяжелым колчанами, а у многих жителей за спиной красовались рукоятки мечей.
Одежда была самой разнообразной. Моя собственная уже не казалась мне такой уж экстравагантной. Между домами и складами - противопожарные полосы. Город строился явно по единому плану, и стихийное разрастание пригородов ему явно не грозило. Крепкая внешняя стена могла укрыть от нападения извне. Интересно, это дань традиции или необходимость? Невероятные, непривычные для земного взгляда комбинации черт жителей здесь явно никого не удивляли. На меня тоже почти никто не обращал внимания. Ну ещё один человек ставший на время частью торгового города. Я остановился у двери с загадочной вывеской «Белый длаан». Это была таверна. Длаан, судя по картинке, был одной из местных разновидностей волка. Я вошел внутрь и невольно улыбнулся. Здесь было чисто и довольно прилично. Таверна явно не бедствовала. Может быть, мне повезет с едой и пастелью. В своей кредитоспособности я не сомневался. Если судить по ценам снаружи, я мог считать себя довольно богатым человеком. Запах, шедший с кухни приятно щекотал ноздри. В пищи я не нуждался, но вполне мог позволить себе небольшое гастрономическое удовольствие.
Народа в этот час было немного. За стойкой стояла миловидная девушка с золотистыми волосами. Она протирала стеклянные стаканы белоснежной салфеткой и думала о чем-то своём. На стене висело местное меню. Я подошел к девушке. Она посмотрела на меня своими изумрудными «кошачьими» глазами и мило улыбнулась, чуть обнажив тонкие клыки. Эльфийка или полуэльфийка. Скорее второе. Я сделал заказ. Пришлось расплатиться сразу. Видимо я не выглядел особенно кредитоспособным. Зато мне удалось договориться о комнате. Девушка оказалась хозяйкой таверны и улыбнулась шире после того, как я отказался от сдачи. Похоже, чаевые здесь обычно не давали.
Проследовав к заранее выбранному столику, я невольно услышал несколько фраз из разговора двух молодых парней. Речь шла о соревновании мечников, приуроченном к празднованию дня города. Призовой фонд был достаточно крупным для того, чтобы привлечь даже профессионалов. На это стоило посмотреть. Заодно освежить в памяти технику боя на мечах. Парни за соседним столиком тоже собирались попытать счастья, но во многом из спортивного интереса. Участником соревнования мог стать любой владеющий мечом горожанин, но большинству соискателей было суждено отсеяться в первом же спарринге. Это ни для кого не было секретом. Парни допили своё пиво и покинули таверну. Я остался единственным посетителем.
Я уже заканчивал с омлетом, когда дверь таверны с силой распахнулась и внутрь вошли те самые верховые, что опередили меня на въезде в город. Между ними болтался третий. Он был очень бледен, а алое пятно, расползавшееся на некогда белоснежной рубашке, лучше всяких слов объясняло его полубессознательное состояние. Эльфийка выскочила из-за стойки, будто ошпаренная, и подбежала к вновь прибывшим так быстро, словно пострадавший был по меньшей мере её братом. Некоторое внешнее сходство определённо имелось.


 
ТринитиДата: Суббота, 17.09.2011, 18:29 | Сообщение # 47
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
- Нам нужна отдельная комната и горячая вода. И ещё нужен лекарь. Как можно быстрее, – произнёс самый рослый. Эльфийка поспешно повела странную троицу наверх. Меня разобрало любопытство, и хотя логичнее всего было бы оставаться на прежнем месте, я последовал за гостями. Вряд ли ребята достаточно быстро смогут найти лекаря, а у меня уже был опыт такого рода, хотя ещё ни разу мне не приходилось пробовать свои возможности на человеке. Одно было ясно точно. Повредить этому бедняге мне вряд ли удастся.
Я входил в комнату как раз тогда, когда гости заканчивали укладывать пострадавшего на кровать. Эльфийки в комнате уже не было. Вероятно, побежала за горячей водой.
На звук захлопнувшейся за мной двери обернулись все трое.
- Давайте быстрее. Что вы стоите столбом. Он сейчас истечет кровью. Неужели все лекари такие медлительные? - произнёс рослый блондин, присаживаясь возле раненого на колено. Лицо бедняги стало ещё более бледным. Меня приняли за лекаря и я не стал долее мешкать. Подойдя к кровати, я осмотрел рану, ощутив в пальцах знакомое покалывание. Я поймал ускользающий взгляд страдальца, войдя в окрашенный болью поток его мыслей. Ещё пара мгновений и окружающий мир сузился для меня до размеров повреждённого участка на теле незнакомого мне человека. Я не видел, как верховые отошли в стороны, зачарованно наблюдая за голубоватым свечением исходящим от моих пальцев. Там где оно касалось раны, творилось настоящее чудо. Поврежденные ткани срастались с необыкновенной быстротой. Несколько мгновений и от раны не осталось и следа. Даже шрама. Кожа на месте ранения было гладкой, как у младенца. Я сам не ожидал, что всё выйдет так хорошо.
Хлопнула входная дверь, и я разомкнул контакт, погрузив человека в глубокий сон. Главное я сделал. Смерть ему больше не угрожала. Остальное – уже не моя забота.
Я обернулся, удивлённый царящей в комнате тишиной. На пороге застыла эльфийка с кувшином горячей воды в руках и перекинутым через плечо полотенцем. Взгляды мужчин были сосредоточены на мирно спящем пациенте. Потом все три пары глаз обратились на меня.
-Не видел ничего подобного со времен Империи ,- подал голос блондин.
-Впервые вижу лекаря способного на такое, - заговорил брюнет.
- Рэм, Лэки ! – привлекла внимание верховых эльфийка,- Он вовсе не лекарь. Тот должен прибыть только через полчаса. Что здесь вообще происходит? Все трое выжидающе посмотрели на меня.
- Я действительно не лекарь. Но владею скромными способностями. У меня даже есть рекомендательное письмо в Гильдию волшебников, но я не знаю, к кому могу с ним обратиться ,- высказал я первую пришедшую мне на ум ерунду. Верховые не могли знать, что я прибыл в город под видом мелкого аристократа, так что моя выдумка вполне могла сойти за правду. Тем более что рекомендательное письмо у меня действительно имелось.
- Это теперь называется «скромными способностями», – отозвался Рэм недоверчиво.
- Трудно поверить, что, имея рекомендательное письмо в гильдию, вы не знаете таких элементарных вещей, - вновь заговорила эльфийка,- ведь любой волшебник в магическом квартале сможет переправить вас в главное здание Гильдии за считанные мгновения.
Оба верховых казалось, задавали себе тот же вопрос. С чего вообще я начал перед ними оправдываться? Можно подумать, я сделал что-то скверное.
- Вероятно, я неправильно выразился. Дело в том, что я ещё не решил, хочу ли я стать волшебником. К тому же я вырос в небольшой деревеньке и не в курсе расположения кварталов в вашем городе, – закончил я свою мысль. Больше ничего говорить я не собирался. Пусть ребята сами решают свои проблемы, а мне пора вспомнить старую пословицу о том, что любопытство сгубило кошку и как можно быстрее делать отсюда ноги.
Мысли были правильные. Так и следовало поступить. Действительно, только так поступить и следовало. Однако я всё- таки задал вертевшийся на языке вопрос.
-За что вы его так подкололи? Решили потренироваться перед вечерним состязанием?
И кто, спрашивается, тянул меня за язык? Рэм и Лэки рефлекторно схватились за свои мечи.
У ребят были серьезные проблемы с чувством юмора. Тем более, что я своим замечанием попал точно в яблочко. Мысли обоих в деталях обрисовали для меня картину происшедшего. Ребята торопились к начальству с важным донесением и по пути ненароком задели сына очень влиятельного в городе человека. Паренёк горячий, тот затевал драки по любому поводу и даже без. Не захотев принять мельком брошенного извинения, он выхватил свой богато изукрашенный клинок. Одному из верховых пришлось принять вызов, результатом которого и стало ранение. Испугавшись, что паренёк отправиться в свет раньше положенного судьбой срока, ребята притащили его в эту таверну. Хозяйка была как-то с ними близко связанна, но я не стал тратить время на считывание информации об их взаимоотношениях. Всё, что было нужно, я узнал.
Я пожал плечами и успел сделать всего один шаг до двери, когда мне на плечи легли две тяжелых ладони. Они конечно не поняли, что я прочел их мысли, но на всякий случай решили перестраховаться. Особых возражений против их компании у меня не было и я подавил в себе слабый импульс злости, возникший в ответ на их бесцеремонность. Было не время раскрывать все свои козыри. Я конечно мог устроить драку. Вполне вероятно с очень печальным исходом для этих двоих. Но убивать кого-то после того, как я положил столько усилий для спасения жизни совершенно незнакомого мне человека, было как-то не очень последовательно. Я сдержался. Но моя инстинктивная реакция от них не укрылась.
Я обернулся, поочередно поглядев в глаза обоим. Блондин по имени Рэм решился потратить время на объяснение.
- Ты пойдёшь с нами. Это очень важно. Триш Эйда Ллин позаботиться о том, чтобы выздоравливающему, подавали самого лучшего вина. Желательно в таком количестве, чтобы недавний инцидент показался ему лишь дурным сном. Тебе предстоит непродолжительная беседа с нашим командиром. Потом мы поможем тебе найти магический квартал. Если ты пожелаешь.


 
ТринитиДата: Суббота, 17.09.2011, 18:29 | Сообщение # 48
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
С этими словами он кинул эльфийке туго набитый кошелёк, исчезнувший среди складок её юбки с поразительной быстротой. Лэки уже вышел за дверь. Они не сомневались, что я воспользуюсь их приглашением. И я не обманул их ожиданий. Проводники в этом городе мне не помешают.
«- Эйда Ллин – красивое имя »,- думал я забираясь на черного как смоль коня. Интересно
как сюда добрались эти лошади, если Рэм и Лэки тащили горе-дуэлянта на руках? Вопрос был риторическим, меня больше волновало находившееся подо мной животное. Из меня вряд ли когда –ни будь смог бы получиться хороший игрок в поло. Коняга пару раз фыркнула, почувствовав мою внутреннюю неуверенность. Я заставил себя расслабиться и чуть сдавил колени. Коняга меланхолично двинулась вперёд. Странно, что у такого горячего парня такой спокойный конь. Животное оказалось смирным и довольно послушным. Мои новые «друзья» дожидались меня с видимым нетерпением. Они ведь торопились доставить кому-то важное послание, а для меня лошадь была таким же чудом, как для любого из них новенький внедорожник, стоявший в моём гараже на далёкой - далекой Земле. С чего им вздумалось тащить меня за собой? Можно подумать я горел желанием рассказывать об их нелепой дуэли на каждом углу. Радовало меня только одно. К паранормальным способностям здесь, похоже, относились терпимо, а значит гореть на костре одной из этих живописных площадей, мне пока не придется.
В который уже раз я вспомнил древнее изречение о том, что добрые дела чреваты неприятными последствиями. Но, подумав, что из-за моей медлительности тот парень на кушетке вполне мог быстренько отправиться в свет, я понял, что поступить иначе теперь, владея зачатками дара, я бы просто не смог. Несмотря на свой немалый жизненный опыт, в глубине души я во многом оставался идеалистом.
Несколько секунд я походил на соломенного человечка, кем-то ради забавы, посаженного на коня. Команды, обычно отдаваемые всадниками лошади, мне были не знакомы.
Теория мне была, конечно, известна, ведь будучи мальчишкой, я обожал всевозможные приключенческие фильмы. Но где гарантия, что местная живность поведёт себя так же, как та, что на старушке Земле?
Я вообще удивлялся, что всё ещё нахожусь в седле. Приглядевшись к своим спутникам, я обратил внимания на их движения. Уздечка использовалась для сдерживания лошади. Я глянул в сторону проехавшего мимо нас всадника. Похоже, основы управления не особенно сложны, хотя хорошим наездником мне стать в ближайшее время не светит. С автомобилем было проще.
И тут мне в голову пришла одна весьма интересная идея, которая, в случае успеха, могла уравнять меня в "мастерстве» верховой езды с моими невольными спутниками.
Обхватив шею своего коня обеими руками, я попытался взять частичный контроль над его мозгом. Сделать это оказалось гораздо проще, чем я мог надеяться. Тем более, что в мою задачу входило только отыскать способ управления её двигательными функциями.
С того мгновения, как мне это удалось, я почувствовал себя заметно увереннее, что не замедлило сказаться на скорости моего продвижения в казавшемся бесконечным потоке горожан. Но, необходимость постоянно, хотя и частично, находиться в сознании четвероного иноходца придавала моему лицу весьма своеобразное выражение. Впрочем мои спутники не обращали на моё лицо ни малейшего внимания, за что я им был несказанно благодарен.
Так втроем, мы и продвигались вперёд. Вокруг было достаточно шумно для того, чтобы переговариваться между собой, потому каждый думал о чем-то своём. Лошадь же думала о прохладной конюшне и свежем сене.
После небольшой практики я наконец почувствовал себя в седле более менее уверено. Я даже смог позволить себе оглядываться по сторонам.
Мы как раз двигались к центру города, если судить по усложнившейся архитектуре строений и появлению небольших скверов со скамейками. Правда, людей здесь было не меньше. Улица напоминала «муравьиную дорогу». В путешествии верхом в такой толчее были свои плюсы и свои минусы. В большинстве случаев нам старались уступить дорогу. Но, даже не смотря на это, нам потребовалось не менее получаса, чтобы добраться до места нашего назначения - пятиэтажного кирпичного здания строгой архитектуры. Таблички на дверях не было, но место явно пользовалось в городе большой «популярностью». Туда сюда сновали люди в одежде одной и той же расцветки. Что-то вроде униформы, явно сшитой по военному образцу. Об этом же свидетельствовали мечи, сабли и шпаги, притороченные к поясам «серых».


 
ТринитиДата: Суббота, 17.09.2011, 18:30 | Сообщение # 49
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
- Следуй за нами, - крикнул самый рослый, легко спешившись. Второй спрыгнул с лошади в полном молчании. Даже мысленном. Я последовал их примеру, хотя в здание мне идти не особенно хотелось. Несколькими мгновениями спустя, к нам подскочили два одинаково одетых довольно юных паренька и увели лошадей. Идя вслед за «гвардейцами» я одновременно видел то, что видели глаза моей лошади. Опыт был новым и захватывающим, однако после того, как я два раза чуть не упал, споткнувшись о пороги, мне пришлось оборвать глубокий зрительный контакт. Зато теперь я мог легко найти путь от главного крыльца до конюшни.
Изнутри здание производило мрачноватое впечатление. Это не было казармой. Скорее «штаб-квартирой» мощной военной разведывательной организации. Людей здесь было довольно много. Все они передвигались так быстро, словно от их скорости зависел исход самого важного в истории этой планеты сражения.
Мы остановились возле одной из ничем не примечательных дверей и вошли внутрь.
Здесь, в отличии от коридора, было довольно уютно. Хозяин высоко ценил комфорт. Моё внимание привлекло оружие, висевшее на стене. Замечательной красоты фигурный клинок невероятно похожий на тот, что имелся в коллекции моего деда.
Тот самый, о происхождении которого могли часами спорить друзья моего отца. Значит вот откуда он родом.
Окно выходило на задний двор, утопавший в зелени и цветах. Мои спутники вели себя здесь довольно бесцеремонно. Светловолосый налил себе из встроенного в стену бара полный стакан чего-то крепкого и выпил его одним махом. Если это кабинет их командира, то вести себя так перед важным разговором по меньшей мере неосмотрительно. Второй гвардеец уютно расположился в глубоком кресле и принялся с нарочитым вниманием рассматривать свой собственный серебряный стилет. Можно подумать, он видел узкий клинок впервые. Ожидание растягивало минуты. Тихо тикали изящные напольные часы. Мне стало скучно. Я понятия не имел чего или кого мы ждали, но показывать своё нетерпение сопровождавшим меня гвардейцам было как-то не солидно.
Я подошел к окну, любуясь садом. Чуть дальше располагался фонтан, нисколько не уступавший по красоте знаменитым фонтанам Петергофа. Отчаянно захотелось домой. Спиной я почувствовал чей-то внимательный взгляд. Я провел мысленную черту от меня к его источнику и неторопливо обернулся. Там, где должен был стоять наблюдающий за мной человек, была пустота. Я обвел взглядом всю стену, но так и не заметил в ней каких-то смотровых отверстий способных объяснить эту странность. Интересно в этом мире встречаются невидимки?
Призрачного фантома мне видеть уже приходилось. Я сделал вид, что любуюсь картиной на стене. Вполне закономерно, что после всех событий, что мне удалось пережить, у меня появляются странные ощущения. Я прислушался к себе. Невидимка больше на меня не смотрел, но ощущение его присутствия не уходило. Я даже почти различал едва уловимый запах цветочных духов. Конечно, в саду росли цветы, но запах был иным. Пару лет назад я работал над рекламой духов и заинтересовался вопросами их производства. Профессионалом я не стал, но отличать живой запах от искусственного, научился хорошо.К тому же теперь моя чувствительность к запахам значительно возросла. Заброшенный Храм дал мне массу новых способностей. В том числе и острый нюх, не уступающий по остроте нюху дикого зверя.
Я не понимал, почему мои сопровождающие так спешили, если их неизвестного командира
так трудно застать на месте. Дверь наконец отворилась и в комнату неторопливо вошел высокий человек со шрамом. Шрам был пожалуй единственной примечательной чертой на его бледном невыразительном лице. Такие лица обычно сразу забываются, стоит только отвернуться. Бледно – голубые водянистые глаза смотрели на мир со спокойным безразличием.
Наши взгляды встретились всего на мгновение, и я долго не мог отделаться от ощущения, что неожиданно оказался в эпицентре мощного торнадо. Губы человека дернулись в подобии улыбки, и он неторопливо перевёл взгляд на Рэма.
Я почувствовал необъяснимое облегчение и заставил себя засунуть рукоятку плазменного меча обратно за пояс.
Блондин отставил стакан в сторону и достал из-за пазухи пакет с депешей. Пакет перекочевал в руки человека со шрамом. Второй «гвардеец» известный мне под именем Лэки продолжал рассматривать свой кинжал, не обращая внимание ни на кого из находившихся в комнате. Лицо у него было предельно сосредоточенным, словно он мысленно решал какую-то сложную математическую задачу. Стремительный неожиданный полёт этого самого кинжала в том направлении, где по моим ощущениям находился невидимый шпион, застал меня врасплох.
Послышался стон и приглушенное проклятье. Шпион быстро становился видимым. Это оказалась ещё девчонка с копной рыжих волос и веснушками на миловидном лице. Ей от силы можно было дать лет четырнадцать. Из-за бледности веснушки проступали особенно ярко. Человек со шрамом наконец-то соизволил оторвать взгляд от бумаг. На лице его не было ни капли удивления.
- Ли. Ты с треском провалила экзамен. Можешь возвращаться в класс и обратиться к лекарю, - проговорил он тихо, мельком глянув на рану. Я всё меньше и меньше понимал то, что здесь происходило. Ли, отдав кинжал человеку в кресле, поспешно попятилась к двери, и захлопнула её за собой с впечатляющей скоростью.
-А теперь, к делу, господа, - продолжил
человек со шрамом как ни в чем не бывало, – Привезённые вами документы подтвердили мои худшие опасения. Нападения Диких на наши поселения участились. За последние два месяца пострадало двадцать шесть крупных деревень. Мы не сможем принимать такое количество беженцев постоянно.
- Мобильные отряды расквартированы по всей границе, - подал голос тот, что недавно метнул нож в шпионку. Он выглядел как человек, весьма довольный собой.
- Главное оружие Диких – внезапность. Они сеют панику и пользуются замешательством людей. Нападают всегда перед рассветом, когда человеческие патрули начинают терять бдительность, – произнёс Рэм.
- Я слышал, что жители сами открывают Диким ворота, – вновь заговорил Лэки.
- Диверсанты. Некоторые дикие похожи на людей или представителей других рас, – возразил блондин.
- Но они не способны на связную речь. Почему диверсантов впускают? – продолжил пикировку Лэки.
-Потому что Дикие щедро платят своим
Посредникам. А среди людей много всяких мерзавцев, готовых за горсть монет продать даже собственную мать, – прервал их диалог человек со шрамом и недовольно покосился на меня. Можно подумать, что я пришёл в этот кабинет по собственной инициативе.
-Но откуда они берут деньги? – в голос
спросили верховые, совершенно забыв, что в кабинете находиться посторонний. Их, в отличии от человека со шрамом, моё присутствие совершенно не смущало.
-На территории подконтрольной диким есть
несколько месторождений редких
минералов и металлов. Камни, самородки, плюс вещи, которые им удается украсть. Дикие не животные. У них сохранились остатки интеллекта их предков. Это вместе со звериным чутьём и большой физической силой делает их очень опасными противниками, которых не следует недооценивать. У них нет возможности производить оружие, зато они хорошо научились пользоваться чужим. – терпеливо, как неразумным детям пояснил человек со шрамом. Наши взгляды на секунду встретились.
-Но почему волшебники не покончат с этой угрозой? – спросил Лэки весьма грозно. Я всё больше убеждался, что этот разговор ведётся специально для меня. Если они ведут войну с дикими не первый день, то трудно ожидать от верховых столь идиотских вопросов. По крайней мере, мне эта парочка показалась умнее.
-Волшебники, как и Наблюдатель, придерживаются политики невмешательства. Им дикие не угрожают, поскольку не владеют магией и не могут фатально нарушить равновесие сил света и тьмы. Так что люди и полу- эльфы могут драться в своё удовольствие, – ответил Рэм своему товарищу, вместо человека со шрамом.
Тот тем временем аккуратно складывал принесенные верховыми бумаги обратно в пакет. На просмотр документов ему потребовалось всего пять секунд. Вероятно, бумаги не содержали в себе ничего нового или особенно важного. Однако, последние слова черноволосого заставили его вновь включиться
в диалог.
- Ты прав, Рэм. Волшебники преданы интересам Гильдии, а не интересам людей. Это знали ещё до разрушения Империи. Но в нападениях Диких есть свои плюсы. Только угроза извне может заставить людей вновь объединиться, – прокомментировал слова блондина человек со шрамом.
- Скажите это детям, оставшимся сиротами после нападения Диких, - подал голос Лэки.
Он был самым эмоциональным из собравшейся здесь троицы. И вероятно самым молодым.
- Я просто констатирую факт. Ты лучше других знаешь о моей ненависти к Диким, – отозвался человек со шрамом. «Гвардейцы» переглянулись.
-А теперь что касается вас, - обернулся ко мне человек со шрамом.
-Он не состоит в Гильдии, - пояснил Рэм.
-Ясно, что не состоит. Носителей знака
«Кшанти» в Гильдию не берут. Берегут покой Наблюдателя. Ты ведь родом с Земли? – неожиданно спросил человек со шрамом.
Я молча кивнул. Моё предположение о характере деятельности этой конторы оказалось верным. Разведка или контрразведка. Теперь понятна оговорка Рэма насчет моего «желания» отправиться в магический квартал. Я впервые слышал о том, что меня могут не взять в Гильдию. Хранительница говорила иное. Но ведь Лилит хотела моей смерти.
- Знак «Кшанти». Теперь понятно, откуда у тебя способности к исцелению. Значит, ты родом из деревни и не ориентируешься в расположении кварталов нашего города? – весело переспросил Лэки. Сообщение что я родом с Земли его позабавило.
-Я сказал то, что считал нужным, - отозвался
я негромко. Этот парень начинал действовать мне на нервы.
-Знак даёт Силу, но вызывает повышенную
агрессивность. Странно, что ты не попытался убить нас прямо на глазах эльфийки, – подал голос Рэм.


 
ТринитиДата: Суббота, 17.09.2011, 18:30 | Сообщение # 50
Леди
Группа: Проверенный
Сообщений: 1279
Награды: 33
Репутация: 16
Знаки отличия:
За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 400 Сообщений За 500 Сообщений За 600 Сообщений За 700 Сообщений За 800 Сообщений За 900 Сообщений За 1000 Сообщений
Статус:
-Не люблю бессмысленного насилия,- отозвался я, не глядя на Рэма. Слова человека со шрамом меня не обрадовали. Такая привлекательная идея добраться до Наблюдателя через Гильдию оказалась невозможной из-за моей татуировки. Вероятно,не я один пытался использовать этот на первый взгляд очень доступный канал информации для поиска своей жертвы.
- Знак «Кшанти» и ненасилие вещи не совместимые ,- прокомментировал мои слова Лэки.
- Думаю, наш друг не просто «Кшанти» с Земли, – вновь заговорил человек со шрамом.
-Вы правы. Судя по его самообладанию, он
действительно не просто ещё один из «кшанти». Он охотник. Он вполне может добраться до Наблюдателя, чтобы его убить, – произнёс Лэки .
-Он не сможет добиться своей цели. Если помнишь Наблюдатель слишком сильный волшебник. Он прячется от землян из сугубо гуманистических соображений. Наблюдателю не нравиться убивать глупых «кшанти». Ему вообще не нравиться никого убивать. Даже диких, – вмешался в разговор Рэм. Ему явно не нравилась словоохотливость Лэки.
-У вас довольно узкий взгляд на вещи,-
заговорил я, когда в их оживленном диалоге наметился небольшой тайм-аут. Эти два клоуна считают себя самыми умными. Можно подумать, я так глуп, что не в состоянии оценить степень собственного риска и возможный выигрыш в случае победы.
Я чувствовал, что ещё минут пять такого оживленного обсуждения моих возможных намерений, и воспитание мне изменит.
Следовало уйти отсюда как можно скорее, пока я в горячке не совершил чего ни будь непоправимого.
Я с силой распахнул дверь кабинета и, глядя себе под ноги, переступил порог. Картина таверны так явно возникла в моём воображении, что я не сразу сообразил, что оказался именно в том месте, о котором так напряженно думал. Мистика какая-то. Я оглядел знакомый зал. Эльфийки за стойкой не было. Посетителей тоже. Я оглянулся на дверь за своей спиной. Она была тщательно закрыта изнутри, и это сделал не я.
Как же я умудрился попасть внутрь через закрытую изнутри дверь? Пару мгновений я рассеянно созерцал крепкий железный засов. Только способности просачиваться сквозь стены мне и недоставало для полного счастья. Внизу царили чистота и порядок. Должно быть, основные доходы заведению приносили вовсе не случайные постояльцы. Эльфийка явно знала гвардейцев не только по именам. Вполне вероятно, что само здание таверны было собственностью неизвестной мне организации, одним из лидеров которой являлся человек со шрамом. Кем же на самом деле была понравившаяся мне эльфийка?
Простой служанкой, удобным прикрытием или чьей-то любовницей? Стоя здесь, я вряд ли найду ответы на свои многочисленные вопросы. Стоило поискать хозяйку. В начале нашего знакомства она пообещала мне комнату. Я очень надеялся, что девушка не передумала и не соврала, чтобы отделаться от так некстати появившегося посетителя.
Я обошел все комнаты. Трактир оказался пуст. Везде были чистота и порядок. Напоследок я оставил комнату выздоравливающего юноши. Тихонько отворив дверь, я невольно замер на пороге. Эльфийка спала в кресле, укрывшись тёплым пледом. Юноша на кровати тоже спал сном младенца. Организм спешно восстанавливал силы, затраченные на быструю регенерацию поврежденных клеток. На прикроватном столике стоял высокий графин с красным вином, поднос с фруктами и пара стеклянных бокалов из которых недавно пили. Я вернулся в коридор, решив не тревожить хозяйку, которая вполне могла испугаться, обнаружив моё появление в закрытом на все засовы трактире. Заняв одну из приглянувшихся мне комнат и закрывшись на засов, провалился в глубокий сон без сновидений. Проснулся я от настойчивого стука в дверь. В комнате царил сумрак. Я проспал большую часть дня. Вероятно, недавнее исцеление и неожиданная переброска собственного тела в таверну отняли большую часть моих сил. Сейчас я чувствовал себя отдохнувшим. И был бы вполне доволен жизнью, если бы не этот настойчивый стук. Я как раз подошел к двери, когда стук временно прекратился.
-Открывайте или я вышибу дверь, - услышал я с той стороны знакомый женский голос.
В возможности осуществления этой угрозы я сильно сомневался, но из любопытства решил открыть. Отодвинув засов, я резко распахнул дверь и невольно обнял налетевшую на меня хозяйку трактира. Пару мгновений я изо всех сил старался сохранить равновесие. Сейчас, когда эльфийка была так близко, я не смог удержаться от соблазна попробовать на вкус её мягкие губы. Они пахли земляникой. Я уже начинал входить во вкус, чувствуя её ответ, когда сзади послышалось негромкое покашливание. Я выпустил покрасневшую, как варёный рак, эльфийку и поглядел на того, кто нам помешал. Это был тот самый парень, которого я недавно вытащил с того света.
- Приношу свои извинения за то, что помешал в столь неподходящий момент, но я хотел бы узнать у сеньоры о том, куда делась моя одежда, – проговорил он, старательно кутаясь в плед. -К сожалению, я не очень хорошо помню, как оказался в этом месте, а кроме вас в гостинице никого нет, – закончил он несколько неуверенно.
Я молчал, предоставляя хозяйке самой высказать подходящую версию происшедшего.
- Вы просили привести одежду в порядок. В городе на вас напали разбойники и серьёзно ранили. Гвардейцы помогли вам добраться сюда, а этот человек залечил вам рану, – произнесла эльфийка таким тоном, каким обычно разговаривают с тяжелобольными детьми.
Парень с сомнением оглядел меня. Ещё бы, ведь я меньше всего походил на человека способного залечить рану. Я скорее выглядел как тот, кто её нанёс. Особенно в своём новом наряде. И когда я только успел поменять параметры комбинезона? Кажется, это произошло во сне. Сне Лара. Я привычным жестом потёр гладкий подбородок. После Храма даже щетина у меня не росла. Идеально гладкое лицо, которое я видел, глядя на себя в зеркало, иногда меня даже бесило. Но большей частью я всё - таки был рад, что не нужно больше каждое утро возиться с бритвой, рассматривая свои воспалённые от хронического недосыпания глаза. Жизнь в Сфере имела свои плюсы.
Особенно в своём сегодняшнем виде. Подумать только – я не нуждался в пище, был практически неуязвим для холодного оружия, при этом сохранив все ощущения здорового молодого тела. Ни тебе беспричинного упадка сил, ни тебе болезней, ни ночных бдений за компьютером, ради того чтобы заработать на налоги, кусок хлеба и нехитрые развлечения.
Мне было наплевать, как парень истолкует моё молчание. Я припомнил его имя. Кажется, его звали Варра. Вообще имена у них тут были довольно странные, но как говориться в чужой монастырь…
-Кстати, хозяюшка, мы с Варрой не прочь поужинать. Естественно, после того как ты раздобудешь для него что-нибудь из одежды, - переключил я внимание моих собеседников на более насущные вопросы. Совместный ужин был хорошим поводом наладить отношения.
- Ваше пребывание в гостинице и еда были оплачены заранее, - поспешила эльфийка обрадовать парня, уже собиравшегося отказаться от совместной трапезы. Лицо того сразу расслабилось.
- Интересно, а на меня это правило распространяется? – спросил я у себя самого, впрочем, уже зная, что ответ будет отрицательным. Хотя кошелёк гвардейца был достаточно полон даже для троих, эльфийка не собиралась работать себе в убыток. Таверна конечно собственность той организации, где служил человек со шрамом. Иначе при такой еде и довольно умеренных ценах всё комнаты были бы давно заняты. А так, нас здесь всего трое, если ничего не изменилось, пока я пребывал в объятиях Морфея.
- Вы оплачиваете комнату и еду на обычных условиях, - отреагировала эльфийка, окинув меня нарочито строгим взглядом. К сожалению её взгляд задержался на некоторых участках моего тела значительно дольше положенного, и эффект получился почти противоположным.
- Мне действительно не помешает одежда. Вы можете послать кого-нибудь ко мне домой?- нарушил парень почти установившееся между мной и эльфийкой взаимопонимание.
- Я немедленно пошлю кого-нибудь в дом вашего отца за приличествующим вашему происхождению нарядом. А пока принесу вам вещи моего брата. Он почти такого же телосложения, как и вы, так что вещи придутся впору, - ответила эльфийка и покинула наше общество. Варра ловко проскользнул ко мне в комнату и внимательно огляделся. Его взгляд задержался на моём рюкзаке. Кроме разобранной кровати, с которой я недавно поднялся, здесь ничего не напоминало о моём присутствии.
- Вы ведь не лекарь, - констатировал юнец, окидывая меня внимательным взглядом. Мне уже начинали надоедать эти бесконечные выяснения отношений. В пустыне было проще. Никто не действовал на нервы своими глупыми и совершенно не нужными расспросами.
- Вам то какая разница, кто я? Мы ведь даже не знакомы, – поинтересовался я, присаживаясь на кровать. Парень устроился в кресле у окна, поплотнее запахнувшись в плед. Я холода не чувствовал, но должно быть в комнате было не жарко. Хотя ведь стояло лето. Что это по сравнению с ночевкой в сугробе?


 
Форум » Форум города Vision » Квартал поэтов » «СФЕРА» Книга 1 Знак «Кшанти» (фантастика)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:



Мы рады, если Вам понравились наши материалы. Пожалуйста, при копировании указывайте ссылку на наш сайт. Надеемся на понимание. Заранее спасибо.
Яндекс.Метрика Каталог webplus.info