Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход

Город Vision:фэнтези,мистика,готикаИскусство,история,юмор,проза,стихи

Категории раздела
Миры фентези [91]
Пейзажи миров фэнтези, сказочные миры,воины, драконы, замки, безумные маги и чародеи. Военная тактика гномов и эльфов, работы художников на тему фэнтези, картинки и анимация. Нежные ангелы, воинственные амазонки, русалки и необычные животные.
Готика и фентези. Картинки и фотографии [113]
Картинки и фотографии на тему готики и фентези. Загадочные девушки в чёрном. Готические розы и куклы. Забавные гномы и эльфы. Пейзажи фэнтези. Величественные драконы в анимации.
Рассказы о нечистой силе и волшебных существах [185]
Рассказы о нечистой силе и волшебных существах Мифы и правда о вампирах. Правда или вымысел? Морские чудища и магия Вуду, классификация демонов и оборотни. Иерархии ангелов. Откуда берутся зомби и характеристики мифических существ.
Мистические явления [277]
Необычные и странные явления природы. Рассказы очевидцев о привидениях, известные клады и артефакты. Мистические истории и необъяснимые факты.
Нелепые факты [280]
Взгляд художника на обычные вещи: оригинальные решения в архитектуре и интерьере, витражное искусство и необычная посуда, бумажные и стеклянные скульптуры,знаменитые ювелирные украшения и другие идеи для творческой личности
Мрачная готика [31]
Готические традиции Франции и Великобритании. Загадочные личности - Владислав Дракула и кровавая графиня Эржбет Батори. Легенды о вампирах, исторические предания и литературные образы. Смерть и пугающий фотоарт.
История Франции [79]
Формирование государства - от древних народов к современным французам: мифы и легенды кельтов и галльских племен,средневековое рыцарство и история королевских династий, Парижская коммуна и наполеоновские завоевания. Быт и особенности французской кухни, история виноделия во Франции.
Города Франции [126]
Легенды и тайны Парижа, достопримечательности провинций Шампань и Прованс. Жемчужины знаменитого Лазурного берега: карнавалы и пляжи Ниццы, фестивали в Каннах и Сен-Тропе, соборы и музеи Марселя и Тулона. Княжество Монако - одна из самых маленьких стран мира.
Дворцы и замки Франции [84]
История знаменитых замков с завораживающей архитектурой и мистической атмосферой: величественный Шамбор, грациозный Блуа, очаровательный королевский Фонтебло, суровый Иф и многие другие. История знаменитого Лувра, внутренее убранство музея и экспонаты. Легенды и мифы долины Лауры.
Короли и императоры Франции [64]
История королевских династий: Валуа, Бурбоны, Капетинги. Людовик XIV Великий- Король-Солнце. Филипп III Смелый. Людовик IX Святой.Королевы и их фавориты. Мария-Антуанетта и Мария Медичи. Династия Наполеонов. Тайны мушкетеров.
Легенды Франции [70]
Героические сказания Франции - Песнь о Роланде, Песнь о Сиде. Роман о Лисе. Романтическая история Тристана и Изольды. Пугающие легенды: Жеводанский зверь, Замок Дьявола и история барона Жиля де Рэ, или Синей Бороды. Народные сказки.
Музеи Франции [19]
Знаменитый Лувр - история коллекционирования, характеристика залов и наиболее известные экспонаты. Персональные музеи - творчество Пикассо и Сальвадора Дали. Площади Монмартра. Восковые фигуры музея Гревен и многое другое.
Храмы и соборы Франции [66]
Готическая традиция во Франции: Шартрский, Амьенский и Руанский соборы и Собор Парижской Богоматери. Пантеон, базилики и храмы, посвященные святым и мученикам. Православные соборы во Франции: Собор Александра Невского в Париже и Церковь Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца в Ментоне.
История Великобритании [83]
Великобритания от первых монархов до современности. Королевские династии: Стюарты, Тюдоры, Йорки. Английский абсолютизм, суд и казнь Карла I, революция и установление республики. Реставрация монархии. Правление Маргарет Тэтчер. Знаменитые войны и сражения: война Алой и Белой розы, битва при Гастингсе и Креси.
Исторические личности Великобритании [64]
Биография прославленных монархов: трагическая история Дианы Спенсер, справедливое правление Вильгельма Завоевателя, знаменитые походы Ричарда Львиное Сердце, судьба Елизаветы II. Экспедиция Джеймса Кука. Величайший политик Черчилль, выдающийся военачальник Кромвель и другие известные британцы.
Достопримечательности Великобритании [80]
Красивейшие места Великобритании. Старинные замки, сады и парки. Палата Лордов, Лондонский Сити,дворцы и соборы в готическом стиле. Музей мадам Тюссо. Пейзажи Темзы. Лондонский Тауэр.
Легенды и мифы Великобритании [104]
Легенды, мифы и сказки Великобритании. Мистическае истории о призраках и красавицах. Рассказы о колдунах и феях, таинственные истории. Эльфы и гномы.Сказания о Беовульфе и Робин Гуде.
Мифы и легенды народов мира [56]
Мифы, саги, былины и легенды народов мира. Русские святцы, мир Славян глазами художников. Мифы о сотворении мира, Кельтские сказания.
История и культура Японии [123]
История Японии с древнейших времен до наших дней: загадочные археологические находки, история старинных династий, религиозные и мистические воззрения японцев, особенности письменности и литературы, легенды и страшные сказки. Национальное своеобразие: чайные церемонии, исторические факты о знаменитых самураях и гейшах, современный быт и традиции японской кухни.
Галерея фоторабот [391]
Фотографии на любой вкус. Фотопроекты Екатерины Рождественской. Пейзажи и натюрморты. Великолепное разнообразие цветов. Фотографии PIN-UP, моря, озёра и замки.
Художественная галерея [689]
Собрание картин русских и зарубежных художников. Старинные иконы и гравюры. Произведения старинных и современных авторов
Красивое оформление для сайтов и блогов [215]
Клипарты, линеечки, блинги, фоны для коллажей и рамочки. Всё для украшения Вашего сайта или блога. Замки и крепости в картинках. Картинки с комментариями. Скрап-наборы и уголки.
Курсовые работы и не только они... [30]
Уникальные курсовые работы по психологическому анализу произведений. Тайна месторождения Пушкина. Биография Дюма-отца. Русские пословицы на открытках и объяснение жестов. Правописание, древнесловянская буквица в иллюстрациях. Особенности психологизма в русской литературе.
Праздники,которые мы празднуем [51]
Исторические и современные, религиозные и мистические праздники народов мира. Их происхождение, история празднования и традиции разных народов. Идеи для Хэллоуина, новогодние и рождественские обряды, пасхальные обычаи и многое другое.
Самое удивительное в искусстве [10]
Удивительные и необычные произведения искусства. Уникальные коллекции изделий из стекла,ритуальные маски и эпатажные украшения в стиле стимпанк.
Мистика [12]
Авторские произведения на мистические темы. Байки из шкафа для монстров и вурдалаков. Секреты таинственного наследства и сны разума.
Фанфики по квестам [9]
Фанфики на темы игр и литературных произведений. Сцены из семейной жизни вампиров.
Юмор [10]
Юмористические произведения и рассказы. Романтика средневековья. Вольные интерпретации сказок Колобок на современный лад и литературные дракончики
Проза [17]
Рассказы о любви и дружбе. Сказки, рассказы, мечты и размышления.
Фентези [17]
Муки творчества и вдохновение любви в произведениях в стиле фэнтези. Рассказы о встречах с нечистой силой.
Миры кота Баяна [23]
Таинственные и мистические Миры кота Баяна. Философские размышления и пьесы.
*Новые статьи*
Главная » Статьи » Легенды Франции

СКАЗАНИЕ ОБ АМАДИСЕ ГАЛЬСКОМ

Вскоре после страданий и смерти нашего Спасителя, Иисуса Христа, царствовал в Малой Бретани король по имени Гаринтер. Управлял он своим народом по всей правде и справедливости и жил по Божьим законам. Было у него две дочери.

Старшая дочь была замужем за шотландским королем Лонгвинусом, и звали ее обыкновенно «Дама с гирляндой», потому что король, ее супруг, ничего не позволял ей носить на своих необыкновенно красивых волосах, кроме маленького венка из цветов или золотого обруча. У них было двое детей: сын Аграй и дочь Мабиль.

Младшая дочь Гаринтера, Элизена, была еще красивее своей старшей сестры, а потому много рыцарей, принцев, герцогов и королей сваталось к ней, но всем отказывала она. Тогда стали все считать ее дурочкой и понемногу отдалились от нее, чем очень огорчался король Гаринтер.

Раз, скуки ради, поехал он на охоту, прослышав про необыкновенного оленя, жившего в лесу около его города Алима. Много приключений случилось с королем на этой охоте, много рыцарей повстречалось ему, а под конец встретил он Периона, короля Французского, и вместе отправились они дальше. Убили они оленя и собрались было поднять его, как вдруг, откуда ни возьмись, накинулся на добычу лев, выскочивший из леса. Засмеялся тогда Перион и сказал:

- Господин лев, не будешь же ты так жаден, что не оставишь нам хотя бы части нашей добычи!

Сказав это, соскочил Перион с коня и кинулся на льва. Завязалась между ними борьба не на живот, а на смерть. Лев подмял под себя короля, но храбр был Перион и хладнокровен: лежа подо львом, выхватил он свой кинжал и распорол живот страшному зверю. Повернулся лев и околел. Король Гаринтер помог Периону встать и сказал:

- Никогда еще не видал я такого рыцаря!

Пригласил он его в свой дворец. Приехали короли вместе, переоделись и вышли к столу, за которым уже сидели королева и принцесса Элизена. Посмотрела Элизена на короля Периона и решила: если попросит он ее руки у отца, согласится она стать королевою Французскою. Решил и Перион жениться на Элизене, если она согласится выйти за него, и собрался было он завтра же ехать во Францию и приматься за устройство своих дел. Вышли все из-за стола. Принцесса прошла мимо Периона и как бы нарочно уронила кольцо; поднял его Перион и, оставив у себя, захотел задержаться здесь надолго, жениться на Элизене, а потом уже ехать домой и устраивать там дела, оставив пока жену у ее родителей.

Все произошло так, как хотел он. Но накануне того дня, когда соединился он с Элизеной, был ему странный сон. Снилось ему, будто спал он в своей комнате, во дворце короля Гаринтера, и вдруг отворилась потайная дверь и вошел кто-то; мужчина ли то был или женщина - он не разобрал. Вошедший человек подошел к его ложу, положил свою руку ему на левый бок, вынул его сердце и бросил его в расстилавшееся за дверью море. Испугался Перион и взмолился:

- Зачем вынимаешь ты мое сердце?

- Не беда, - ответил тот, - у тебя остается еще другое сердце, которое я тоже выну после.

Очень опечалил этот сон короля Периона, и долго не мог он забыть его. Долго жил он при дворе своего тестя, но наконец пришло ему время вернуться в свое королевство. Со слезами простился он с женою, оставил ей свое кольцо и свой сильный меч и печально отправился в обратный путь. Элизена так огорчилась его отъездом, что никого не хотела видеть до его возвращения, и отец отвел ей уединенную башню, железная дверь которой выходила в прекрасный сад прямо против чистого фонтана, и здесь жила она с одною прислужницей до возвращения своего супруга. Но еще задолго до возвращения его родился у нее сын.

Между тем от короля Периона не было никаких известий, и Элизена сильно обижалась этим, думая, что он забыл ее, и от огорчения не хотела даже видеть своего ребенка. Тогда прислужница ее положила мальчика в корзину, надела ему на ленточку кольцо, положила рядом с ним меч Периона и, окутав ребенка дорогими тканями, спрятала в одеяльце восковой шарик, в который закатала записку: «Это Амадис Одночас - сын короля». «Одночас» написала она потому, что думала, что ребенок скоро умрет и окажется, что прожил он на свете очень короткое время. Выйдя из сада тихонько, дошла она до моря и спустила корзину на воду.

Тихо качалось на волнах дитя. Утро было светлое и прозрачное. По морю шел шотландский корабль, а на корабле том ехал рыцарь Гандалес. Увидал он красивую корзинку, велел ее поймат/ь и вытащить и, открыв ее, нашел в ней прекрасного ребенка. Гандалес был недавно женат и тоже имел новорожденного сына, а потому стало ему жаль мальчика, и решил он взять к себе и этого младенца. Ветер дул им попутный, и скоро они высадились в Шотландии. Гандалес одарил матросов и, распустив их по домам, набрал на свой корабль других, а людям своим запретил рассказывать, что найденный ребенок был не его дитя, и, вернувшись с женой в замок, стали они воспитывать ребенка вместе со своим сыном, так что никто и не знал, что они не были родными братьями. Только звали его Сыном Моря, и все недоумевали, слыша такое странное прозвище.

Вернулся король Перион во Францию, грустный и огорченный; жаль было ему расстаться с Элизеной, и сильно был он озабочен своим сном. Сразу по приезду домой собрал он всех мудрых и ученых людей своего королевства. Явились они во дворец и поздравили его со счастливым прибытием. Тогда рассказал он им о своем сне и просил всех их, и особенно знаменитых астрологов, объяснить его. И известнейший из них, Урган, отвечал ему так:

- Ах, государь, сны обыкновенно ничтожны и лживы, и таковыми должны мы их почитать. Но если, государь, вы непременно хотите, чтобы мы объяснили вам ваш сон, то дайте нам время обдумать его.

- Хорошо, - сказал Перион, - даю вам двенадцать дней сроку.

Затем, чтобы не могли они сговориться между собою и обмануть его, запер он каждого из них в отдельную комнату.

Прошло двенадцать дней, и первого позвал он к себе Альбрехта Шампаньи, который сказал ему:

- Государь, запертая комната, в которой вы спали, означает со всех сторон хорошо защищенное наше государство; потаенная дверь означает измену; человек, вынувший ваше сердце, - враг, благодаря ей проникший к вам, который отнимет у вас одну часть королевства, а потом придет другой враг и отнимет у вас другую часть королевства. Но в конце концов вы прогоните их обоих и восстановите свое царство.

- Нет, - сказал Перион, - тут ничего нет похожего на мой сон.

Тогда позвал он другого астролога, по имени Анталес; но и тот стал толковать сон еще более туманно, что придут, мол, какие-то персы, придут и ирландцы, - и ничего не понял из его слов Перион и обратился к Ургану.

Тогда объяснил королю Урган, что сердце его, вынутое и брошенное в море, - это собственное его дитя, родившееся без него и пущенное в море; другое сердце, пока оставшееся еще у него в груди, но которое тоже будет взято, - это второе дитя, которое родится у королевы и впоследствии будет украдено у родителей.

Огорчился Перион и сказал:

- Верю тебе, Урган, но удивляюсь, как это королевское дитя может быть брошено в море или украдено! Ар- Для Бога все возможно! - ответил ему Урган.

На другой день, когда после обедни вышел Перион из церкви, подошла к нему незнакомая женщина и сказала:

- Когда найдешь вещь, принадлежавшую тебе и брошенную в море, тогда лишится Ирландия лучшего своего цвета!

Еще больше огорчился король от слов этой женщины; хотел он просить у нее разъяснения ее слов, - но она уже исчезла в толпе, и никто не мог найти ее.

Между тем Сын Моря рос вместе с сыном Гандалеса - Гандалином, и исполнилось уже им обоим по три года. Сын Моря был целою головою выше Гандалина и крепче его в тысячу раз.

Выехал раз Гандалес по делам из замка и встретил на дороге женщину, которая сказала ему:

- Береги вещь, вынутую из моря: она прославит весь твой род! И была то фея Урганда.

Воротился Гандалес домой. Сын Моря выбежал к нему навстречу, и тогда поднял его приемный отец и крепко поцеловал.

- Дай Бог дожить мне до того времени, когда подвиги твои прославят тебя по всему свету! - сказал он.

Так росли мальчики в большой дружбе между собою, и минуло им по шести лет. Отлично стрелял из лука Сын Моря, скакал верхом и умел владеть оружием.

Путешествовали в то время по Шотландии король Лонгвинус со своею супругою и детьми и заехали в замок Гандалеса. Там приняли их с великою честью, и гостили они в замке несколько дней. Но Гандалес не пустил Сына Моря играть с их сыном, потому что Сын Моря был такой красивый мальчик, что Гандалес боялся, как бы король, увидав его, не взял его с собой, - и привел в королевские покои только своего сына Гандалина. Очень доброй души был этот мальчик, но ужасно некрасивый.

Однако королева, сидя у окна, увидала Сына Моря во дворе замка в то время, как стрелял он из тяжелого отцовского лука, и поразилась его красоте и силе. Разгорячился мальчик и побежал к ручью пить, ос-тавя лук свой на том месте, где стрелял. В это время прибежал туда и королевский сын с Гандалином, и сын короля захватил лук, оставленный Сыном Моря, а Гандалин не хотел допустить этого. Завязалась между ними драка, и Гандалину так досталось от сына короля, что он закричал:

- Сын Моря! Помоги мне!

Откуда ни возьмись, напал на королевского сына Сын Моря, ударил его по спине, вырвал у него лук и луком еще раз ударил его по голове. Вырвался у него сын короля и стремглав побежал с громким воплем.

Встретил его наставник и спросил, что случилось и куда он бежит.

- Сын Моря побил меня! - ответил он.

Позвал тогда наставник Сына Моря и сказал ему:

- Как смеешь ты бить королевского сына? За это будешь ты наказан - и не мало, и не мягко!

- Можете убить меня, - отвечал мальчик, - но я не позволю обижать при себе моего брата!

Видела все это королева и немало дивилась чудному мальчику и тому, что звали его Сыном Моря. Позвала она к себе Гандалеса и спросила, его ли это сын.

- Да, мой, - отвечал Гандалес.

С сомнением посмотрела на него королева и проговорила:

- Совсем он на тебя не похож! - Мальчик был необыкновенно красив, а Гандалес необыкновенно безобразен.) - Отчего же ты называешь его Сыном Моря? - продолжала королева.

Смутился немного Гандалес, но отвечал, что далеко ездил он с женой на корабле и что мальчик родился в море. Так понравился мальчик королеве, что она только о нем и говорила, и решил король сделать ей удовольствие и взять Сына Моря играть и учиться вместе с их наследником, Аграем. Позвал он Гандалеса и сказал ему об этом.

- Сын мой слишком еще мал, государь, чтобы мог он обходиться без ухода матери! - отвечал Гандалес.

- Сама королева будет ему матерью! - сказал король, и Гандалесу пришлось согласиться.

Спросили тогда Сына Моря, согласен ли он ехать с королем.

- Хорошо, - ответил мальчик, - но только с условием, чтобы и мой брат поехал со мною: без него я не поеду!

Король с королевой согласились взять с собою и маленького Ганда-лина и, позвав своего сына, сказали ему, что с этого времени будут у него два товарища для игры и учения.

Увидал Гандалес, что король непременно хочет взять с собою детей, и горько заплакал. Стал шутить над ним король, видя его слезы, и тогда рассказал ему Гандалес все, как было: и как нашел он Сына Моря, и что предсказала ему незнакомая женщина. Дня через два уехал король и увез детей Гандалеса.

Вскоре после того, все еще печальный, король Перион кончил устройство своих дел и, все думая о своем сне, собирался уже ехать за возлюбленною своею супругой, как только окончательно оденутся леса листвой, как вдруг явилась к нему во дворец молодая всадница и, сойдя с коня и преклонив колени, подала ему письмо королевы. Писала ему Эли-зена, что отец ее Гаринтер умер и что шотландский король, зять ее, захватил уже все королевство, а ей пришлось бежать в маленький городок Аркаду, и что она просит короля, своего супруга, поскорее приехать за ней. На другой же день пустился в путь король Перион и ехал, не останавливаясь, и день, и ночь, пока не приехал в маленький городок Аркаду и не прижал к своему сердцу возлюбленную свою супругу.



Элизена сама не знала, что сталось с ее ребенком, так как прислужница скрыла от нее, что она бросила дитя в море, а сказала ей, что младенец умер. Элизена не посмела рассказать королю, своему супругу, что она обиделась тогда на него и отказалась видеть своего новорожденного, и, полагаясь на слова прислужницы, решила не говорить королю ничего.

Взял Перион свою супругу и вернулся с нею во Францию, где с величайшею радостью встретили их все их подданные. Счастливо зажили они в своей милой Франции, и родились у них сын Галаор и дочь Мелиса.

И вот однажды, когда короля не было дома, а королева со своими прислужницами и детьми сидела в саду, отворилась в стене потайная дверь, и появился верхом на осле такой страшный великан, что все бывшие в саду сначала остолбенели от ужаса, а потом одни на землю попадали, другие убежали. Не посмотрел на них великан, захватил Галаора, которому шел тогда четвертый год, сказав: «Женщина не обманула меня», - и исчез. Не испугалась только одна королева - бросилась она за великаном и стала умолять его отдать ей сына. Но ничего не сказал ей великан и унес мальчика далеко за море. Бежала за ним королева до берега, но не могла догнать - и упала как мертвая.

Приехал король Перион - и никто не вышел к нему навстречу - ни жена его, ни сын. Испугался он и сам пошел в комнату своей жены и узнал там печальную истину. Элизена с горя рассказала ему тут и о рождении первого сына, а прислужница покаялась и призналась, что пустила она дитя в море.

Поняли тогда Перион и Элизена, что предвещал памятный сон короля, и стали надеяться, что сыновья их не погибли.

Тем временем великан принес Галаора на пустынный остров Ганда-лан, где жил один ученый муж, отличавшийся необыкновенною святостью жизни. И просил его великан воспитать мальчика так, чтобы вышел из него настоящий рыцарь без страха и упрека, как это прилично сыну короля и королевы.

- Почему же отнял ты его у родителей? - спросил святой муж.

- Потому, что покорил нас рыцарь Албадан, взял в плен моего отца и держит его в замке за семью замками; может освободить его только сын короля Периона, который будет сильнее всех нас, великанов, - так сказала мне фея. А это и есть единственный сын короля Периона.

И мальчик остался у святого мужа до тех пор, пока не вырос и не был посвящен в рыцари.

В то время царствовал в Великой Британии Фалангрис. Умер он бездетным, и царство должно было достаться брату его Лизварту, который был женат на датской принцессе Брезене и жил в Дании. Умер Фалангрис, и явилось к Лизварту в Данию посольство, чтобы звать его на царство в Британию. Простился король Лизварт со своим тестем, датским королем, и отправился в Великую Британию со своей супругой и маленькою дочерью Орианой, десятилетнею девочкой необыкновенной красоты и привлекательности. Очень устала девочка от непривычного морского путешествия, и король Лизварт, заехав по пути к королю шотландскому, просил подержать там дочь его Ориану, пока не устроится он окончательно в Великой Британии. Охотно согласилась королева шотландская оставить у себя эту маленькую красавицу, принцессу Ориану. Уехали король Лизварт и королева Брезена, и нежданно-негаданно случилось так, что принцессе Ориане пришлось довольно долго прогостить при шотландском дворе.

Сыну Моря было тогда лет двенадцать, но он был так силен и крепок, так высок ростом, что никто не дал бы ему менее пятнадцати. Пока маленькая принцесса жила при дворе короля Шотландского, Сын Моря служил ей в качестве пажа, и скоро принцесса не могла обходиться без него, а он полюбил ее больше всего на свете и решил избрать ее своею дамой и всю жизнь служить ей верой и правдой, как самый преданный рыцарь. Но прежде чем во славу ее начать совершать подвиги, нужно было, чтобы посвятили его в рыцари. И вот, когда ему минуло пятнадцать лет, пошел он просить об этом своего повелителя, короля Шотландского. Удивился король, что такой ребенок просит его о посвящении в рыцари.

- В силах ли ты исполнять весь рыцарский устав? - спросил его король.

- Я исполняю его и теперь, хотя и не посвящен в рыцари, - отвечал Сын Моря, -только не могу я еще ехать на подвиги в честь моей дамы.

- Куда же поехал бы ты, если бы был рыцарем? - спросил его король.

- Во Францию, к королю Периону: много битв и турниров происходит при его дворе.

- Хорошо, - сказал король, - я подумаю.

И послал он к Гандалесу за советом. Прислал тот Сыну Моря его меч, найденный в его корзине, и его кольцо. Отдали эти вещи Сыну Моря, и удивлялся он, что меч его такой тупой. И когда спросил его король, нравится ли ему этот меч, он сказал, что очень нравится, но что он совсем тупой.

- Пятнадцать лет никто не точил его, теперь твое дело сделать его острым, - отвечал король и, рассказав ему, как был он найден, передал и записку, закатанную в восковой шарик и зашитую в его одеяльце. - Теперь, государь, буду я еще настоятельнее просить вас поскорее посвятить меня в рыцари, - сказал Сын Моря, - должен я теперь пуститься странствовать, отыскивая своих родителей: может быть, они живы, и у меня есть и братья, и сестры, и родственники. Гандалин, мой названый брат, хочет быть моим оруженосцем.

Хотел было король возражать ему, но прибежали тут слуги и сообщили, что неожиданно прибыл король Перион. - Как, ко мне? В мою землю? - спросил король.

- Да, и даже прямо к вам во дворец, - отвечали ему.

Пошел король Шотландский навстречу Периону, с искреннею радостью обнял его и приветствовал, как родственника: были они женаты на родных сестрах. Попенял король Шотландский Периону, что не дал он раньше знать о своем приезде - с честью встретили бы его на самой границе Шотландии, и очень жалел, что не привез тот с собою королеву Элизену.

- Из одной любви к тебе, моему брату и другу, не доставил бы я тебе столько хлопот своим посещением, - отвечал Перион, - привела меня к тебе великая нужда, и приехал я к тебе за помощью: тайно напал на мое королевство ирландский король Абий, и, в то время как я, ничего не подозревая, и не думал готовиться к войне, он успел уже покорить большую часть моего царства и посадил там королем своего зятя Дага-нила. Люди мои со страха разбежались, и одни только рыцари бьются с врагом; но их мало, и не могут они одолеть его. Не придут ли и твои рыцари к нам на помощь? Не дашь ли ты мне войска для борьбы с врагами-предателями?

- Огорчает меня твоя беда, брат и зять мой! - отвечал шотландский король. - Дружба моя к тебе не на словах только, но и на деле, пусть же пойдут с тобой мои верные рыцари и помогут тебе одолеть врага и предателя. Потерпи немного, и Господь наградит тебя за твою честь и добродетель.

Услыхал эти речи Аграй, наследник престол а Шотландского, и стал просить-молить отца отпустить его биться с ирландцами под знаменами своего родственника, короля Периона.

- Делай что хочешь! -отвечал ему Лонгвинус. - Я тебе перечить не стану.

И, обратясь к королю Периону, сказал:

- Подам я клич по всему своему царству и каждого, кто захочет идти за тобой, отпущу с радостью, будь то сто человек или сто тысяч. Но будут то только рыцари, сам же я не могу объявить войны ирландскому королю, моему соседу: не хочу я навлекать бедствия на народ свой.

- Этой только помощи и ждал я от тебя, - сказал король Перион и сердечно поблагодарил зятя.

Слышал все это Сын Моря, и понравился ему французский король; очень захотелось ему биться под его знаменами, и еще сильнее огорчался он тем, что не был еще посвящен в рыцари. Рассказал он свое горе принцессе Ориане, и задумала она хитрый план - попросить короля Французского Периона посвятить его в рыцари. Сказала она об этом своей подруге Мабиль, дочери шотландского короля, и послали они к Периону свою прислужницу с просьбой - на обратном пути во Францию остановиться ночью в лесу у часовни. Удивился Перион такой просьбе, но был он рыцарь и не мог отказать дамам.

Принцессы взяли с собой Сына Моря и отправились в назначенное место. Приехал туда и король Перион, один, оставив свиту на опушке леса; сошел с коня и стал ждать, что будет. Подвели к нему принцессы Сына Моря и попросили посвятить его в рыцари, ручаясь за его честь и добронравие. Короля Периона сильно поразили красота мальчика и его гордый вид. Тогда сказала ему принцесса Ориана, что мальчик благородного происхождения и хочет быть посвященным в рыцари.

- Я верный рыцарь принцессы Орианы, - сказал тогда Сын Моря, - я готов служить ей и совершать в честь ее славные подвиги. Имя ее будет последним словом, произнесенным мною перед смертью, и живу я лишь ею одною.

- Обещаешь ли ты исполнять устав рыцарского ордена? - спросил его король Перион.

- Да, до конца дней моих! Согласился тогда король Перион посвятить в рыцари Сына Моря; надел он на него рыцарские шпоры, ударил мечом и сказал:

- Рыцарь должен быть храбр, как лев, в битве; кроток, как ягненок, со слабыми; защищать вдов и сирот и всех женщин; быть верным своему слову, своему государю и своей даме.

Затем поцеловались они и помолились вместе Богу, и монах, живший у часовни, благословил оружие вновь посвященного рыцаря. Распростился с ними король Перион и поехал дальше догонять свою свиту; монах удалился в свою пещеру, и принцессы остались одни с Сыном Моря.

Поблагодарив Ориану, Сын Моря стал прощаться с нею. Заплакала было Ориана, но знала она, что рыцарь не может сидеть дома, а потому сдержалась и только, отведя его в сторону, спросила, действительно ли он сын Гандалеса. И рассказал ей тогда Сын Моря все, что узнал о себе от короля Шотландского, и отдал ей восковой шарик, найденный в его корзине. Улыбнулась Ориана сквозь слезы и обещала, что будет верна ему всю жизнь и сохранит на память его восковой шарик. Так простились они надолго.

Отправился принц Аграй со своими рыцарями на помощь французскому королю; отправился вслед за ними и Сын Моря, простившись с прекрасною принцессой Орианой.

Не прошло и десяти дней после его отъезда, как пришли в Шотландию корабли с посольством от британского короля, присланного им за дочерью. Король Лонгвинус с честью принял посольство короля Лизварта и отпустил принцессу Ориану со множеством слуг, рыцарей и дам, и даже собственная его дочь, принцесса Мабиль, вызвалась проводить подругу. И было тогда решено между королями, что принцесса надолго останется при британском дворе и будет воспитываться вместе с принцессой Орианой, чтобы девушки не скучали порознь.

Когда принцессы стали собираться в путь и Ориана укладывала свои любимые веши, попался ей в руки восковой шарик, данный ей на прощание Сыном Моря. Взяла она его в руки и задумалась о молодом рыцаре и так долго думала о нем, что воск растаял, и обнаружилась закатанная в шарик записка. Прочла Ориана заключавшиеся в ней слова: «Это Амадис Одночас - сын короля!» Очень обрадовалась она, что рыцарь ее оказался равного с нею рода и что зовут его таким прекрасным именем - Амадис. Захотелось ей порадовать его поскорее этою вестью; позвала она свою верную прислужницу, датчанку, и сказала ей, что должна поверить ей большую тайну.

- Если ваша милость желает дать мне тайное поручение, - отвечала ей служанка, - то я клянусь, что ничто и никто на свете не заставит меня изменить этой тайне.

- Должна ты найти Сына Моря, - сказала ей тогда Ориана, - уехал он к королю Франции помогать ему против врагов. Найдя его, передай ты ему тайно от всех эту записку и скажи, что я уехала ко двору моего отца, короля Британии, где он должен потом найти меня.

Взяла служанка записку у Орианы и поклялась исполнить ее приказания в точности.

Когда принцессы были готовы отправиться в путь, сам король Шотландский проводил их на корабль. Ветер дул попутный, и в несколько дней достигли они Великой Британии.

Между тем Сын Моря, покинув двор короля Шотландского, попал в замок великана и только после жестокой битвы с ним и нескольких поединков с неизвестными рыцарями достиг наконец замка Гальпана, где фея Урганда перевязала его раны и где он мог отдохнуть несколько дней. Затем, простившись с феей, поехал он дальше.

Стоял апрель месяц, и птицы начинали уже запевать свои весенние песни, и все смотрело так радостно и весело. Грустно стало Сыну Моря; ехал он лесом, бездомный и бесприютный, и думал о том, как это он, такой одинокий бедняк, выбрал своею дамой принцессу Ориану, между тем как на всей земле нет достойного ей рыцаря. Попался навстречу ему другой рыцарь и поехал с ним рядом. Но Сын Моря не заметил его, пока встречный рыцарь не спросил его о причине такой глубокой задумчивости.

- К чему рассказывать мне о своем горе, рыцарь? - отвечал ему Сын Моря. - Узнав о нем, ты так будешь удручен, что доспехи твои покажутся тебе еще тяжелее. Одно только могу я сказать: кто любит, тот испытывает много горя!
- Не думаю, - отвечал ему рыцарь, - рыцарь должен искать себе славы и чести и ради них с радостью бросаться навстречу опасностям и приключениям; так предписывает долг его служения прекрасной даме, которая в конце концов непременно должна вознаградить его за все подвиги.

Так ехали они, беседуя между собою, и незнакомый рыцарь пристально смотрел на Сына Моря.

- Желал бы я знать одно! - сказал он вдруг.

- Что же желал бы ты знать? - спросил его Сын Моря.

- Желал бы я знать, где найти мне Сына Моря?

Удивился Сын Моря и спросил его:

- Какая же нужда тебе до Сына Моря? - Принц Аграй послал меня к нему навстречу. - Где же теперь сам принц Аграй?

- Он на берегу ждет благоприятного ветра, чтобы отправиться во Францию.

Услыхал это Сын Моря и, не говоря ни слова, пришпорил коня и поскакал по направлению к берегу. Возле лагеря Аграя выскочили из лесу и напали на него два рыцаря. Сын Моря одного из них выбил из седла, а другого так ударил по шлему, что разбил ему голову до самых плеч и, не останавливаясь, прискакал к палатке Аграя.

С радостью встретил его принц Аграй, обнял и повел к себе. Заужином рассказал ему Сын Моря о своих приключениях, и обрадовался Аграй, узнав, что победил тот двух неизвестных рыцарей из соседнего леса: не было от них до того дня ни прохода, ни проезда в лагерь Аграя. На другой же день подул попутный ветер. Снявшись с лагеря, сели они на корабль и после непродолжительного плавания благополучно приехали во Францию к замку Балдаину, где находился тогда король Перион со своею супругою Элизеною и остатками своего разбитого войска.

С большими почестями встретили в замке принца Аграя и его рыцарей. Сначала король Перион не узнал было Сына Моря, но, когда назвали его, он его вспомнил и подвел его к королеве. Ласково встретила королева своего племянника, принца Аграя, но, когда увидала она Сына Моря, сердце ее вдруг затрепетало, и она спросила, кто этот прекрасный принц.

- Я не принц, - отвечал ей Сын Моря, преклоняя колени, - я служитель сестры вашего величества, королевы Шотландской.

Но королева не в силах была отвести от него глаз, и сердце ее так и прыгало в груди, точно радовалось при виде родного сына.

На другой день собрались все рыцари на военный совет. Всех больше говорил герцог Нормандский, но Сын Моря не соглашался с ним ни в чем, и решено было каждому биться порознь.

Много врагов положил в тот день Сын Моря.

На другой день пришлось Сыну Моря биться в поединке с самим королем Ирландским Абием. Много копий поломали они оба, много ран нанесли друг другу, но ни за кем не осталось победы: ночь застала их, и отложили они битву до следующего утра, с тем чтобы исправить пока оружие, перевязать раны и отдохнуть. Король Абий отправился в свой лагерь, а Сын Моря - в город. Вблизи города встретил его посланный от короля и королевы с приглашением ехать отдыхать прямо во дворец. Здесь перевязали ему раны, угостили и успокоили его. На другое утро сам король надел на него доспехи, а принц Аграй дал ему щит с изображенными на нем двумя голубыми львами.

На другое утро снова сошлись враги и бились до самого полудня. Сильно стало печь солнце, и предложил король Абий Сыну Моря отдохнуть.

- Нет, - отвечал Сын Моря, - нам некогда отдыхать: должны мы биться, пока один из нас не останется на месте или пока не отдашь ты королю Периону всего, что так несправедливо у него захватил.

Не согласился на последнее король Абий, и снова начали они биться. Бились, бились - и стал ослабевать король Абий от потери крови; взял он меч обеими руками и занес его над головою Сына Моря, но тот увернулся, сам напал на Абия, сбил с него шлем и сказал ему:

- Прощайся с жизнью, Абий, молись о грехах своих!

Закрыл тогда глаза ирландский король и стал припоминать все свои несправедливые деяния и сказал наконец Сыну Моря:

- Прикажи после моей смерти всем моим рыцарям и воинам вернуться домой, в Ирландию. Возвращаю королю Французскому все его владения, несправедливо завоеванные мною. Жалко стало Сыну Моря убивать короля Абия, который и так уже истекал кровью, и передал он его рыцарям. Простился с ними король Абий, подтвердил свои распоряжения и умер.



Велика была радость во всей Франции, когда удалились из нее враги, и король Перион с большим торжеством принимал победителя в своем замке. Во время пира, данного в честь Сына Моря при дворе короля Французского, явилась во дворец служанка принцессы Орианы и передала Сыну Моря записку, найденную в его восковом шарике. Обрадовался Сын Моря, прочитав эту записку, но никому ни слова не сказал он, кроме принца Аграя, и, посоветовавшись с ним, задержал прислужницу дня на два во дворце.

На другой день, гуляя в саду, встретил Сын Моря дочь короля Периона, маленькую принцессу Мелису. Девочка горько плакала, и, когда он спросил ее о причине слез, она отвечала, что потеряла кольцо, данное ей королевой.

- Ну, это нетрудно исправить! - сказал Сын Моря и, сняв со своего пальца кольцо, - то самое, что находилось в его корзинке, когда был он спущен в море, - подал его маленькой принцессе.

- Ах, так это ты нашел его! - радостно вскричала принцесса Мелиса.

- Как так нашел? Это мое собственное кольцо.

- Нет, это кольцо мое!

Так долго спорили они, что услыхал их спор король Перион и подошел к ним. Сильно удивился он, узнав, в чем дело, опустил голову и начал раздумывать об этом странном обстоятельстве. Но тут увидал он на земле кольцо, потерянное принцессой Мелисой, и, сличив кольца, убедился, что были они точь-в-точь одно как другое, и узнал свое собственное обручальное кольцо. Тогда спросил он Сына Моря, откуда взял он это кольцо, и Сын Моря рассказал ему свою историю и показал меч и записку. Тогда повел его король Перион к королеве Элизене и просил его показать и ей меч, кольцо и записку. Позвали прислужницу, бросившую Амадиса в море, и она узнала все эти вещи.

Так нашли своего старшего сына король Перион и королева Элизена, и была великая радость по всей Франции. Тем временем принц Аграй простился со своим другом и уехал в Норвегию, где жила его невеста.

Прислужницу же принцессы Орианы щедро одарили и с честью отпустили назад к ее госпоже, которой она должна была сообщить, что Сын Моря превратился в Амадиса, сына короля Французского. И стали с этого времени звать Сына Моря прекрасным именем Амадис.

Сбылась таким образом первая половина пророчества феи Урган-ды: в тот день, когда нашел французский король своего старшего сына, погиб лучший цвет Ирландии - король Абий.

Тем временем вошел в возраст Галаор, и опять явился на остров великан и привел ему великолепного коня, дал блестящее вооружение и сказал ему, что пора уже посвятить его в рыцари.

- Хорошо, - сказал юноша, - но я не хочу быть посвященным каким-нибудь неизвестным рыцарем - хочу ехать ко двору короля Лиз-варта, пусть он сам посвятит меня
. Обрадовался великан такому решению юноши и сейчас же согласился сопутствовать ему в далекую страну Лизварта. Ехали они вместе не день и не два и подъехали к огромному замку, окруженному рвом. Мост был поднят, и не было к замку доступа, хотя через реку, на берегу которой стоял замок, и был другой большой мост. Много народа толпилось на этом мосту - женщин, рыцарей, оруженосцев и пажей; после всех въехал на него рыцарь в великолепном вооружении, с двумя львами нащите. Все сторонились этого рыцаря, каждый давал ему дорогу; дали ему дорогу и Галаор с великаном. Проехал мост рыцарь и затрубил в рог, вызывая служителей замка на стене. Явились служители замка, и стал требовать рыцарь, чтоб опустили они подъемный мост через ров для проезда в замок. Не согласились они, и рыцарь со львами на щите стал осыпать их всевозможными оскорблениями. Тогда выехали из замка пятеро рыцарей, чтобы биться с ним: ударил он двоих своим мечом - и разлетелись они в разные стороны; двух других копьем ссадил с коней, а пятого толкнул только щитом - и полетел тот с конем в реку.

Стоял на берегу Галаор и любовался могучею силой этого рыцаря.

- Вот если бы такой храбрый из храбрых посвятил меня в рыцари! - сказал он великану.

Не успел тот ответить ему, как очутилась перед ними женщина - это была фея Урганда, «неузнаваемая», как ее звали в народе, - и сказала Галаору:

- Для всех будет лучше, если это так случится. Следуй за мной, я попрошу рыцаря со львами на щите посвятить тебя.

Удивился рыцарь со львами на щите, увидав великана, приближавшегося к нему, по-видимому, с дружескими намерениями. Заговорил с ним великан, и словно раздалось эхо от трех тысяч труб. Стал он просить рыцаря посвятить юношу в рыцари. О том же стала просить и Урганда. Удивился рыцарь и, смеясь, заметил:

- Кто же посвящает в рыцари незнакомых людей, встретившихся на проезжей дороге? Кто вы такие и куда держите путь?

- Держим мы путь ко двору короля Лизварта, - отвечали они.

- Еду и я туда же, - сказал рыцарь со львами на щите, - там мы с вами встретимся, и там король и посвятит тебя в рыцари. Стала тут Урганда просить его не откладывать этого дела. Тогда подъехал к нему сам Галаор и, поклонившись, сказал:

- Послушай, рыцарь: я сын короля, и не придется тебе стыдиться, что посвятил меня в рыцари.

- Пожалуй, сделать это мне нетрудно! - отвечал с дружескою улыбкой рыцарь со львами. - Но где же мы возьмем здесь священника? А надо бы нам сходить к обедне и окропить святою водой твое оружие.

- Я молился сегодня утром у обедни, - возразил ему юноша, - и оружие мое окропляли святой водой не один и не два священника.

Тогда перестал возражать рыцарь со львами и, сойдя с коня, надел юноше на правую ногу рыцарские шпоры и, подав ему руку, пожелал счастья и сказал:

- Теперь ты рыцарь, а потому добудь себе меч, где хочешь!

- Ты сам дашь мне его, - отвечал ему юноша, - потому что я не возьму его ни от кого другого.

Засмеялся рыцарь со львами и уже подозвал было оруженосца, чтобы взять у него запасной меч, но тут вмешалась фея Урганда и сказала:

- Постой, я дам тебе меч для этого юноши!

С этими словами поспешно подошла она к дереву и взяла прислоненный к нему и никем не замеченный меч, рукоять которого была усыпана драгоценными камнями, и такой светлый и блестящий, точно он сейчас только принесен был из кузницы. Взял этот меч рыцарь со львами на щите, ударил им юношу и пристегнул меч к его поясу, говоря:

- Такой красивый меч принадлежит по праву такому красивому рыцарю. Идите же оба на великие подвиги.

Поблагодарил Галаор рыцаря и простился с ним. И один повернул налево, другой - направо. Фея Урганда пожелала проводить великана и Галаора, и дорогой юноша сказал ей:

- Полжизни отдал бы я, чтобы только узнать, кто такой этот рыцарь, посвятивший меня в рыцари!

- Узнать это нетрудно: это Амадис, сын французского короля Пе-риона.

Обрадовался Галаор этому известию, но ничего не сказал Урганде.

Когда простились они, фея вернулась, догнала Амадиса и сказала ему, что юноша, посвященный им в рыцари, был его брат Галаор. Услыхав это, Амадис поспешил переменить путь и поскакал за своим братом; но тот успел уже далеко опередить его.

Пока Амадис искал всюду Галаора, тот продолжал свой путь, и дорогой великан открыл ему свою тайну: был у него злейший враг, великан Албадан, и воспитал он Галаора для того, чтобы было кому отомстить за него этому врагу.

Решился тогда Галаор прежде всего отправиться в замок Албадана. Подъехали они к замку, и выехал им навстречу великан ростом с целую гору, и конь у него был точно слон. Стал было издеваться великан над Галаором, но так и не кончил своей насмешки: метнул Галаор в него копье, и попало оно ему в голову. Заревел великан и упал.

Тогда подъехал к нему Галаор и отрубил ему голову. Увидав это, вышли из замка рыцари и дамы и стали звать Галаора:

- Приди к нам, славный рыцарь, освободивший нас от нашего угнетателя, страшного великана, так долго державшего нас в плену!

Отправился Галаор в замок великана, спал, ел и отдыхал там, и рыцари и дамы служили ему, желая выразить ему благодарность. Распрощался затем с ними Галаор, предоставив замок в их распоряжение, простился и со своим великаном, которому сослужил такую службу, и поехал путем-дорогой прямо ко двору короля.

Тем временем Амадис, простившись с феей Ургандой, тоже отправился ко двору короля Лизварта в сопровождении своего верного оруженосца, названого своего брата, Гандалина. Дорогой они заплутали, и застигла их ночь. Ехали-ехали они наугад и наконец увидали огонь; поехали они на огонь и подъехали к замку. Но в замке этом такой был крик и шум, что, как они ни стучались, стук их не был слышен. Наконец Гандалин бросил в окно копье, и тогда вышел на крышу замка рыцарь и спросил, кто они такие и что им надо.

- Я странствующий рыцарь, - отвечал Амадис, - и прошу впустить меня и дать отдохнуть до утра.

- В такую ночь по дорогам бродят только злые духи да дикие звери, - получил он ответ, и никто не отпер ему ворот. Рассердился Амадис и хотел было уже попытаться сам отворить ворота, но вышла к нему женщина и сказала, что она может его впустить, но что ему же будет от этого худо.

- Не твоя это забота, - отвечал Амадис, - отворяй-ка лучше ворота, пока я не разбил их!

Когда очутился Амадис на дворе замка, вышел к нему рыцарь и грубо заговорил с ним.

- Кто ты такой? - спросил его тогда Амадис. - Я рыцарь Дардан! Имя это знает каждый христианин!

- Если бы ты был рыцарь и христианин, то не так бы обошелся со странником, - заметил ему на это Амадис.

Пошел тогда Дардан в замок, чтобы пристегнуть оружие, и когда вернулся, стали они биться. Бились они долго и ожесточенно, и победил Амадис Дардана.

Узнав о смерти Дардана, король Лизварт приказал в память этого необыкновенного приключения поставить на том самом месте, где умер Дардан, великолепный памятник из черного мрамора.

Стал король расспрашивать о рыцаре, убившем Дардана, но никто ничего не мог сказать о нем, а между тем королю Лизварту очень хотелось повидать его.

- Если бы был у меня на службе такой доблестный рыцарь, не боялся бы я никаких врагов! - повторял он, вздыхая.

В это время дочь его Ориана ждала обещанного прибытия Амадиса и не могла дождаться: срок давно уже прошел, а он все не ехал.

- Или он забыл меня, - говорила она своей верной прислужнице, датчанке, - или нет его в живых.

- Подождем еще, принцесса, - отвечала та благоразумно. - Сдается мне, что это он убил злого Дардана.

Обрадовалась этому известию Ориана и стала ждать Амадиса или вестей от него с часа на час.

В это время Амадис был уже близко к Лондону. Остановился он в соседнем лесу, а наутро приехал ко двору короля Лизварта и был принят там с честью не только королем и королевой, но и разными принцами и герцогами. Обступил дворец и народ - каждый любовался красотой и доблестью рыцаря.

Открылся Амадис королю Лизварту: сказал, что он сын короля Периона и просит руки Орианы. Приняли его предложение король и королева, и начались великие празднества в царстве Лизварта. Приехал туда и Галаор. Свиделись братья и после празднеств решили вместе ехать на подвиги: Амадис - в честь Орианы, а Галаор - для славы своего имени.

Простились они с Лизвартом и Орианой и отправились в путь-дорогу. Но вскоре им пришлось расстаться на некоторое время: Галаор поехал к своему великану, а Амадис с оруженосцем Гандалином отправились в другую сторону.

Прошло немало времени после того, как расстались они. Много встреч и приключений имел на своем пути Амадис и поехал наконец искать своего брата Галаора.

Ехал он сначала лесом, потом выехал на широкую зеленую лужайку, усыпанную фиалками и другими цветами. Поехал этой лужайкой и вдруг увидал около себя подпрыгивающего веселого карлу. Подозвал он его к себе знаком и спросил, не видал ли он в той стороне, откуда идет, прекрасного рыцаря по имени Галаор.

- Нет, но, если бы ты пожелал, я мог бы показать тебе лучшего рыцаря на свете, - отвечал карла.

Подумал Амадис, что это не может быть никто иной, как Галаор, и стал просить карлика проводить его к этому рыцарю.

- Охотно, - отвечал тот, - но ты должен обещать при случае сослужить мне за это службу!

Амадис согласился, и втроем пустились они в путь. Так ехали они шесть дней, и наконец показался вдали на дороге замок.

- Господин, - сказал тогда карла Амадису, указывая на замок, - здесь должны вы исполнить данное мне обещание.

- Клянусь тебе, что я исполню его, если только в пределах оно разумного и не опорочит моей чести, - отвечал Амадис.

- Но знаете ли вы, как называется это место?

- Нет, я никогда не бывал здесь.
- Это замок Вальдерин. Подъезжая к нему, не забудьте взять с собой оружие, потому что тот, кто сюда входит, не так-то легко выходит.

Взял тогда Амадис оружие и поехал вперед, а Гандалип и карла за ним следом. Въехав во двор замка, стал он оглядываться по сторонам и сказал карле:

- Кажется мне, что никто не живет здесь.

- И мне то же кажется, - отвечал карлик.

- Зачем же ты привел меня сюда и что должен я здесь для тебя сделать?

- У этих самых ворот был убит один благородный рыцарь; рыцарь этот был мой господин, и оттого-то и хотел бы я, чтобы кто-нибудь жестоко отомстил убийце, но все те, кого ни приводил я сюда, или слагали свою голову, или бывали заключены здесь в темницу.

- Ты верный слуга, - сказал Амадис, - только ты не должен приводить сюда рыцаря, не сказав ему наперед, с кем придется ему биться.

- Господин, - отвечал карлик, - рыцарь этот очень известен, и я нашел лучшим не называть его, а то, пожалуй, не нашлось бы человека, готового отомстить ему. - Но как же его имя? - спросил Амадис.

- Аркалаус-колдун.

Поехал Амадис дальше и еще пристальнее стал оглядываться по сторонам, но все было тихо и безмолвно. Остановившись во дворе замка, простоял Амадис, не сходя с коня, до ночи и сказал тогда карле:

- Чего же еще ждать? Приходится нам уезжать отсюда.

- Ну что же, уедем! - отвечал карла, испугавшись. - Это самое лучшее, что мы можем сделать.

- Подожду еще немного, - сказал Амадис, - может быть, явится наконец рыцарь или кто-нибудь, кто укажет нам путь к нему.

- А мне так не хотелось бы ждать, - возразил карла, - потому что боюсь, как бы рыцарь не узнал меня и не догадался бы, что я покушался на его жизнь.

Пока они так говорили, увидал Амадис другой двор и, спешившись, пошел туда и тоже не нашел там ни души. Но тут увидал он бход в подземелье, куда надо было спускаться по ступенькам. Между тем карла дрожал от страха и готов был бежать, так что Гандалину пришлось крепко держать его.

- Полно, карла, - говорил ему Гандалин, улыбаясь, - соберись с духом и спустись вместе с нами по этим ступеням, чтобы посмотреть, что там находится.

- Ради Бога, не делайте этого, - отвечал карла, - ведь я же знаю, что нет там живой души; зачем же даром спускаться нам в преисподнюю? Отпустите меня, прошу вас, я чуть жив от страха!

- Но ведь должен же ты видеть, как я исполняю свое обещание, или по крайней мере видеть мое старание исполнить его. - Я охотно освобождаю вас от вашего обещания, только отпустите меня, пожалуйста!

- Я не могу согласиться на это: данное обещание должно быть исполнено. Делать нечего, пришлось карле покориться. Спустились они вниз и попали в совершенно темное подземелье. Амадис осторожно шел вдоль стены, пока не дошел до железной двери, у которой висел ключ и за которою раздавались стоны. Постоял немного Амадис у двери, послушал - стоны скоро прекратились. Он отворил дверь и вошел в большую залу, освещенную лампой, где спало шесть вооруженных людей; у каждого из них был щит и алебарда. Один из них проснулся при звуке шагов Амадиса и, вскочив, разбудил главного тюремщика.

- Кто идет? - спросили они.

- Я, - отвечал Амадис.

- Но кто ты?

- Странствующий рыцарь.

- Как попал ты сюда?

- Сам пришел.

- Ну, на свое же горе пришел ты сюда и больше отсюда не выйдешь! Заперли они дверь и разбудили остальных.

- Мы поймали рыцаря, который сам собою зашел сюда, - сказали они им.

Тогда старший из воинов взял свой щит и алебарду и подошел к Амадису, но получил от него такой удар, что зашатался. Тогда ударил его Амадис кулаком в лицо, так что он упал и больше уже не поднимался. Кинулись тогда к Амадису стражники с криком, грозя, что если он убьет их товарища, то и сам должен будет умереть.

- Это мы еще увидим! - отвечал Амадис.

Между тем напали на него все остальные стражи, но он так ловко отпарировал их удары, что вскоре еще двое лежали рядом с первым, а остальные, упав на колени, стали просить пощады.

- Хорошо, - сказал Амадис, - я дарую вам жизнь, но вы должны отпереть двери, из-за которых доносятся стоны.

Отперли они двери, и вышло много заключенных, рыцарей и женщин, и между ними молодая принцесса, невеста одного принца, заклятого врага Аркалауса. Подал ей руку Амадис и вывел ее из подземелья на двор замка и тут спохватился, что оставил он там своего верного Гандалина и карлу. Пошел он за ними обратно и застал их уже связанными. Освободив и их, вернулся Амадис вместе с ними во двор замка, и стали они совещаться, как им быть: ворота были заперты, но в конюшне стояли оседланные кони. Так прошла вся ночь. Наутро увидал Амадис Аркалауса, стоящего у одного из окон замка.

- Ты - рыцарь, освободивший моих пленников и убивший моих стражников? - спросил тот.

- Это я, - отвечал Амадис.

Тогда вышел к нему Аркалаус, и стали они биться; сражались они долго, но побежал наконец Аркалаус от Амадиса. Амадис стал его преследовать. Вбежали они в замок, и преследовал Амадис Аркалауса из зала в зал до собственной его спальни.

- Будем продолжать здесь наш поединок, - сказал тот, - здесь будет нам спокойнее, и никто нам не помешает.

- Хорошо, - согласился Амадис и хотел было поднять свой щит, но руки его бессильно опустились, и он упал, как подрезанный колос. Аркалаус снял тогда с него все его вооружение, надел его на себя и сказал своей жене, следившей тут же за поединком:

- Оставайся при этом рыцаре до последней минуты его жизни, а я поспешу ко двору короля Лизварта, чтобы возвестить там о моей победе.

Вышел Аркалаус на двор замка в вооружении Амадиса, и карла с Гандалином подумали, что нет уже в живых их господина, и стал в отчаянии кричать и плакать Гандалин и просить у Бога себе смерти.

- Смерть для тебя была бы благом, - сказал ему на это Аркалаус и велел бросить его в глубокую вонючую яму, а сам, сев на коня Амадиса, уехал ко двору короля Лизварта, но прежде жестоко насмеялся над освобожденной принцессой, которую за руку отвел к своей жене, чтобы принцесса могла видеть лежавшего без сил Амадиса, и приказал, когда последний испустит дух, опять отвести ее в подземелье.

Жена Аркалауса была добрая женщина и не желала никому зла. Она приласкала принцессу, и вместе сидели они над Амадисом и плакали, не зная, что им предпринять.

Но вот отворилась дверь, и вошли в комнату две никому не известные женщины; каждая из них имела в руках по целому пучку светильников и по книге. Встали они, одна в головах, другая в ногах Амадиса, прочитали что-то в своих книгах и разом засветили все светильники. Открыл глаза Амадис, потянулся и встал.

- Что это со мной и где я теперь? - спросил он.

Все рассказала ему принцесса, и пошел тогда Амадис звать своего верного оруженосца и, найдя, вытащил его полумертвого из ямы, передал принцессу одному из освобожденных рыцарей, который обязался доставить ее к родителям, и освободил всех других пленных. Потом поблагодарил он фею Урганду - потому что это она явилась, чтобы спасти его от колдовства и чародейства, - и уехал из этого страшного замка.

Тем временем Аркалаус, сев на коня Амадиса и надев его доспехи, ехал ко двору короля Лизварта и, встретив дорогою самого короля, преклонил колени и сказал:

- Государь, пришлось мне в честном бою, в поединке убить славного рыцаря, который ехал к вашему двору и назвался Амадисом Гальским. Вот его конь, и вот доспехи.

Заплакал король Лизварт и сказал: - Печальный ты вестник, рыцарь. - И, не прибавив более ни слова, повернул от него коня и, вернувшись печальный и задумчивый во дворец, прошел к королеве.

Вскоре там раздался ужасный крик и плач. Принцесса Ориана, сидевшая в своей комнате с подругами и прислужницами, услыхав этот крик, послала узнать, в чем дело. Побежала в комнаты королевы прислужница ее, датчанка, и вернулась оттуда в слезах и, ломая руки, сказала:

- Ах, государыня, такое случилось несчастье!.. - И не хватило у ней сил докончить свою речь. Вскочила тогда Ориана, сильно забилось ее сердце, и сказала она:

- Верно, умер мой дорогой Амадис. Да, я чувствую, что он умер! - Да, - отвечала ей прислужница, - так сказал рыцарь, приехавший в его доспехах и на его коне.

При этих словах Ориана замертво упала на пол. Увидала тут девушка-датчанка, что сделала большую неосторожность, и, чего, доброго, убила свою госпожу. Побежали за королевой и королем, стали оттирать Ориану розовой водой и всякими снадобьями, но лежала она без движения и без признаков жизни. Тогда принцесса Мабиль велела всем уйти и осталась одна с датчанкой у изголовья Орианы.

- Амадис жив, - сказала она вдруг. При этом имени открыла глаза Ориана.

- Да, Амадис жив, - повторила Мабиль, - а приезжий рыцарь солгал.

- Но ведь на нем было вооружение Амадиса, - вскричала в отчаянии Ориана.

- Он его украл или заказал себе точь-в-точь такое же. Видела я этого рыцаря - не мог он победить славного Амадиса!

Мало-помалу успокоилась Ориана, и долго говорила она о славных подвигах своего жениха.

Пока они беседовали таким образом, приехал ко двору Лизварта рыцарь Брандилас, сопровождавший освобожденную Амадисом принцессу. Все рассказали они королю Лизварту, и велика была радость при его дворе, когда узнали все, что Амадис жив. Ориана же чуть было не умерла от радости. Вскоре затем прибыл и Гандалин, а за ним и сам Амадис со своим братом Галаором, которого встретил он на дороге ко двору короля Лизварта.

Мы уже знаем, что король Лизварт наследовал своему брату, но хотя он был выбран королем самыми мудрыми людьми всего королевства, все же нашлись-таки недовольные его избранием. Люди эти решили вероломно завладеть Лондоном и убить короля. Во главе заговора были Аркалаус-волшебник и Барсимаи, родственник короля. В один прекрасный день явился к королю Лизварту старый рыцарь, никому не известный при дворе, и, преклонив колени, подал королю необыкновенной красоты корону, а королеве дорогие украшения и сказал, что все это вывез он из дальних земель королю и королеве в подарок. - Не беру я подарков от незнакомых рыцарей, - сказал король, любуясь короной, - а купить я ее не могу: много замков и земель пришлось бы отдать за нее.


Категория: Легенды Франции | Добавил: Дина (21.03.2012)
Просмотров: 1096 | Комментарии: 5 | Теги: Франция, предания, мифы, Легенды, АМАДИС ГАЛЬСКИЙ, Сказание | Рейтинг
: 5.0/1
Похожие материалы
Всего комментариев: 5
1  
- Ничего не прошу я теперь у тебя, - сказал вероломный рыцарь, - пока носи ее себе на здоровье, а если что с нею случится, когда я вернусь за нею, то ты исполнишь одну мою просьбу.

- Хорошо, - сказал король необдуманно, - согласен я на это условие.

Рыцарь, вручив ему корону, а королеве драгоценные украшения, уехал.

Спустя некоторое время собрался король Лизварт дать пышное празднество в честь своего будущего зятя, знаменитого рыцаря Амади-са, и пригласил в Лондон в сентябре месяце великое множество рыцарей, герцогов, дам и знатных людей на большой турнир.

Явился тогда к нему Барсиман и стал уговаривать его разместить гостей поодиночке у жителей города, чтобы не толпилось во дворце много чужого народа. Поблагодарил его король Лизварт за заботу и не заподозрил в том никакого вероломства. Когда были окончены все приготовления, явились приглашенные, и собрались они все на двор во дворце короля Лизварта. Почуяло беду сердце королевы, и просила она Амадиса, Галаора, принца Аграя и других рыцарей не отходить от короля.

Праздник открыл сам король Лизварт, обратясь с речью к своим верным рыцарям. Но когда затем собрался король надеть свою корону, а королева свои драгоценные ожерелья и запястья, привезенные из далеких стран неизвестным рыцарем, - их не оказалось во дворце. Искали, искали, так и не нашли. Между тем во время турнира приехала ко двору неизвестная принцесса и потребовала, чтобы провожали и защищали ее во время ее дальнейшего пути два самых добродетельных рыцаря из находившихся при дворе Лизварта. Пришлось отправить провожать ее Амадиса и Галаора. Жаль было королю расстаться с победителями на турнире, плакала Ориана - чуяло ее сердце, что не к добру оставляли двор оба знаменитых рыцаря, - но делать было нечего, пришлось покориться.
Через четыре дня после того, как Амадис и Галаор покинули двор короля Лизварта, прибыл в город Лондон старик-рыцарь, оставивший королю корону, ожерелья и запястья королеве, и, преклонив колени перед королем, сказал, что его очень удивляет, что король и супруга его королева не надевают в такие торжественные дни этих драгоценностей, словно считая их недостойными себя. На это король долго не давал ответа, зная, что вещи эти украдены. И старый рыцарь продолжал:

- Я очень рад, что украшения эти не понравились тебе, государь, и государыне, потому что если бы захотел ты удержать их у себя, то ты должен бы был исполнить то, что обещал мне, так как неисполнение этого обещания было бы причиной моей смерти. А потому я почтительно прошу тебя возвратить мне эти сокровища.

Но сокровища были украдены, а потому король и сказал старику, что, согласно своему обещанию, он готов отдать все, чего тот ни попросит, но сокровища возвратить ему не может. И тогда потребовал старый рыцарь, чтобы король передал ему старшую свою дочь Ориану. Опечалился король, но делать нечего, приходилось оставаться верным своему королевскому слову, потому что если бы короли и властелины нарушали свое слово, то как могли бы они ждать любви и верности от своих подданных? Итак, несмотря на все свое горе, на отчаяние и слезы королевы и самой Орианы, передал он ее старому рыцарю, уговорив его, однако, позволить служанке-датчанке сопровождать свою госпожу. Тогда старый рыцарь посадил Ориану на коня, сзади нее поместился молодой благородный паж, чтобы поддерживать ее и не дать ей упасть по пути. Служанке-датчанке тоже оседлали лошадь, и затем все они выехали из дворца, причем старый рыцарь сам плакал чуть не больше всех и проговорил, уезжая:

- Право, я думаю, при этом дворе нет никого, кто огорчался бы этим больше меня!

Только что выехали они на дорогу, как присоединился к ним еще один рыцарь, очень почтительно поклонившийся Ориане, и рыцарь этот был Аркалаус-волшебник, явившийся украдкой и не желавший, чтобы его узнали.


2  
Между тем Мабиль, огорченная разлукой с Орианой, приставив лестницу, взобралась на крышу дома, построенного на открытом месте, и смотрела вслед уезжавшим, как вдруг увидала Ардана, карлу Ама-диса, быстро ехавшего по дороге. Тогда она окликнула его и велела ему спешить к своему господину и сказать, чтобы тот скорее возвращался ко двору короля Лизварта, если не хочет, чтобы его постигло большое несчастье. И Ардан, пришпорив коня, повернул на дорогу, по которой несколько дней назад уехал Амадис.

Между тем король Лизварт, тоже вскочив на своего коня, ехал вслед за рыцарями, увозившими Ориану, чтобы самому проводить ее до леса и помешать своим людям преследовать их. Но дорогой подъехала к нему дама на резвом молодом коне; на шее висел у нее меч, а в руке держала она золоченое копье с расписною рукоятью. Подъехав к королю, стала она просить его отомстить за нее рыцарю, который в эту минуту проезжает тем же лесом и который только что предательским образом убил ее отца.

- Рыцарь этот был чародей, - сказала она, - и убить его можно только этим мечом и копьем. - С этими словами она передала королю Лизварту копье и меч.

Не успел король вооружиться, как показался в лесу тот самый рыцарь, о котором говорила дама. Напал на него король Лизварт, и стали они биться, но, когда занес король над ним копье, - золоченое копье сломалось, как соломинка; ударил он его мечом - и меч переломился у самой рукояти. Скатились они с коней, схватились и стали бороться, и король Лизварт уже одолел было рыцаря, но в ту минуту, как, отняв у него меч, он готовился уже отсечь ему голову, коварная предательница стала кричать изо всех сил:

- Господин Аркалаус! Приди на помощь твоему двоюродному брату, или он умрет!

Оглянулся тут король Лизварт и увидел десять рыцарей, во весь опор скакавших к нему. Не под силу было ему биться со столькими врагами, одолели его рыцари, обезоружили и повели к Аркалаусу, остановившемуся на отдых в поле вместе с Орианой и ее служанкой. Обрадовался Аркалаус, увидя пленного Лизварта, и приказал тем же десяти рыцарям отвести его в Дагенал и заключить там в темницу, а сам с четырьмя рыцарями повез Ориану в свой горный замок Вальдерин, где он обыкновенно жил - это было прекрасно укрепленное место.

Тем временем Амадис и Галаор спокойно ехали по пути в Лондон. Но в то время как они приближались уже к городу, увидали они во весь опор мчавшегося к ним карлу Ардана.

Он наскоро рассказал все, что случилось без них при дворе короля Лизварта. Когда же дошел ом до того, как Ориана против воли была увезена старым рыцарем, Амадисом овладели такой гнев и такая ярость, что он чуть не лишился рассудка.

- Каким путем они поехали? - спросил он.

- Милостивый господин, - отвечал карлик, - они отправились в лес, что лежит по ту сторону города.

Пришпорил тогда Амадис своего коня и поскакал в город. Следом за ним поспешил его оруженосец Гандалин, и случилось ему проезжать мимо помещения королевы, которая, погруженная в свое горе, случайно выглянула в окно и увидала Гандалина.

3  
- Где покинул ты своего господина? - спросила она его.

- Милостивая госпожа, - отвечал он, - он спешит в погоню за теми, что увезли принцессу Ориану.

- Подожди же немного, мой милый! - сказала она и, послав за мечом короля, передала его Гандалину, рассказав при этом, что король, уехав утром, до сих пор еще не возвращался и не прислал о себе вести.

Получив от королевы меч, Гандалин пустился вслед за Амадисом и Галаором и, нагнав их с большим трудом, передал Амадису меч и рассказал об исчезновении короля. Узнав, что и король исчез, Амадис еще с большим нетерпением пустился в погоню, желая спасти и отца, и дочь. Но конь его так был измучен, что пришлось ему взять себе лошадь Гандалина, которая была гораздо слабее и хуже его коня. Вскоре повстречали они дровосеков и стали расспрашивать их, не видали ли они здесь каких-нибудь проезжих.

- Да, господин, - отвечали те и рассказали, что видели, как провезли здесь одного рыцаря и двух молодых девушек, но прибавили, что люди эти показались им недобрыми людьми, и они поспешили скрыться от них.

- Друг мой, - сказал тогда Амадис, обращаясь к одному из дровосеков, - не узнал ли ты кого-нибудь из пленников? Ведь это были король и его дочь.

- Нет, - отвечали дровосеки, - но мы не раз слышали, как поминали имя Аркалауса.

- Клянусь Богом! - воскликнул Амадис. - Это тот волшебник! - Господин, - продолжали дровосеки, - десятеро из этих разбойников повернули направо с рыцарем, а пятеро поехали налево и взяли с собою обеих женщин.

- Брат мой, - обратился Амадис к Галаору, - прошу тебя, последуй за королем и постарайся спасти его, а я поеду освобождать принцессу Ориану.

Тогда пришпорили они лошадей и разъехались в разные стороны.

Ехал так Амадис до самой ночи, и конь его совсем уже выбился из сил. Тут увидал он лежавшего у дороги убитого рыцаря и при нем его слугу, державшего в поводу его коня.

Расспросив слугу, догадался Амадис, что убил рыцаря все тот же Аркалаус-волшебник. Очень огорчался слуга рыцаря, что некому было помочь похоронить его господина, и Амадис сказал, что если тот согласен поменяться с ним лошадьми, он оставит своего оруженосца Гандалина, который и поможет похоронить его господина. Слуга согласился.

Вскочил Амадис на коня убитого рыцаря и поехал дальше один. Под утро подъехал он к бедной хижине и нашел человека, у которого попросил овса для своей лошади, а сам пока стал расспрашивать его, не видал ли он пяти рыцарей, уводивших в плен двух женщин.

- Нет, - отвечал ему этот человек, - но справьтесь лучше в замке, так как дошел до меня слух, что ждут там прибытия волшебника Аркалауса с двумя пленницами.

Человек указал ему тропинку в замок, и Амадис поспешно поехал по ней и скоро увидал замок с большими башнями и высокими стенами. Осторожно подкравшись к нему, ясно услыхал он возгласы и радостные крики по поводу прибытия волшебника Аркалауса, только что перед тем приехавшего со своими пленницами. Два раза объехал Амадис замок и заметил, что имел он только одни ворота.

Тогда сошел он с коня, пустил его пастись по лугу, а сам спрятался под уступом горы, поджидая, когда Аркалаус выедет из замка. Так просидел он до утренней зари.

На заре отворились ворота замка, и выехал из них Аркалаус со своими четырьмя спутниками и двумя пленницами. Ясно слышал Амадис, как горько жаловалась Ориана на свою судьбу и просила у Бога смерти. Жалоба эта так тронула Амадиса и воспламенила его таким гневом па похитителей, что он тут же напал на своих врагов - одних убил, других обратил в бегство; наконец схватился и с самим волшебником Аркалаусом, спешившим тем временем увезти подальше принцессу Ориану.

Однако не посмел Амадис нанести ему решительного удара, опасаясь задеть Ориану, и раненому Аркалаусу удалось бежать, лишившись коня и покинув на поле битвы свой щит и оружие. Не стал преследовать его Амадис и поспешил к принцессе Ориане, чтобы успокоить ее, так как она была перепугана до полусмерти.


4  

Тем временем успел присоединиться к ним и Гандалин, проведший всю ночь в пути после того, как он помог слуге убитого рыцаря похоронить своего господина. Отдохнув немного, не спеша отправились они все вчетвером в обратный путь, в Лондон.

Между тем Галаор, расставшись с Амадисом, задумчиво ехал лесною тропинкою и добрался к вечеру до долины, где видно было по остаткам костров, что здесь только что ночевали какие-то путники. Тогда поспешил он направиться по следу лошадиных копыт, надеясь, что они не успели еще намного опередить его.

Но дорогою, один за другим, повстречались ему два рыцаря, и так как Галаор, такой сильный и искусный в ратных делах, не выразил никакого желания биться с ними, то стали они у него допытываться, куда и по какому делу он ехал. Некогда было Галаору останавливаться с ними, и не захотел он сказать им, зачем он ехал, и стал он торопить своего коня, желая поскорее уехать. Но рыцари были настойчивы и решили следовать за ним в течение целых трех дней, пока не узнают, зачем он ехал. Однако конь у Галаора был так хорош, что успел он намного опередить их и, свернув в сторону, скрыться в лесу. Не видя Галаора, решили рыцари, что, вероятно, ехал он не с доброю целью и скрылся от них из трусости. Между тем наступила уже ночь, и тогда решили они свернуть в сторону и остановиться на ночлег в доме одной вдовы. Гала-ор же, выждав в лесу, пока не миновали его рыцари, взял свою лошадь за повод и стал проваживать ее, чтобы дать ей отдохнуть немного. Вернувшись потихоньку на дорогу, по которой ехал он и раньше, встретил он пастухов и упросил их накормить его лошадь и разбудить его на заре, а сам лег отдохнуть.

Разбудили его пастухи на заре, и, простившись с ними, вскочил он на коня и поскакал на ближайшую гору, чтобы оттуда осмотреть местность. В то время как стоял он на вершине и смотрел по сторонам, увидали и признали его два рыцаря, потерявшие его накануне; они тоже в это время трогались в путь. Но Галаор не заметил их - он успел разглядеть внизу на дороге десять рыцарей, сопровождавших пленника-короля. Не теряя времени, поскакал он за ними в погоню и, нагнав, сейчас же напал на них и бился так храбро и отважно, что двое рыцарей, подъехавших вслед за ним, сказали друг другу:

- Нет, не может быть, чтобы рыцарь, который так бьется один против десяти, был дурной рыцарь и имел дурные намерения. Вероятно, стоит он за правое дело, а потому пойдем к нему на помощь.

С этими словами они сами бросились в битву. С их помощью удалось наконец Галаору одержать верх: одни были убиты, другие взяты в плен, и освобожденный король узнал в помощниках Галаора двух рыцарей, служивших при его дворе.

Затем, отдохнув, поехали они все четверо в Лондон, но так как noеле таких трудов тяжело было им ехать ночью, то решили они отдохнуть в одном замке, и король послал оттуда слугу к королеве с извести ем о своем благополучном освобождении.

5  
Когда уехал король Лизварт вслед за Орианой, никто ничего не знал о его судьбе. Но дровосеки, что встретились на пути Амадису и Галаору, видевшие, как вез волшебник Аркалаус своих пленников, узнав из разговора с Амадисом, что пленники были король Лизварт и принцесса Ориана, поспешили с этой вестью в Лондон и подняли весь город. Рыцари сейчас же стали вооружаться, чтобы отправиться на псИ мощь королю. Дошла эта весть и до королевы, которая в это время беседовала с родственником короля Арбаном, королем Норгальским. Услыхав эту весть, собрался и король Арбан ехать на помощь королю Лизварту, но в эту минуту Барсиман с громкими криками начал штурмовать крепость. Тогда Арбан Норгальский решился остаться в Лондоне защищать королеву.

Тем временем Барсиман успел уже заявить своим войскам, что король Лизварт погиб и что сам он намерен жениться на принцессе Ориане, которую для того и похитил Аркалаус-волшебник. Затем он сказал еще, что намерен стать королем вместо Лизварта, и просил своих верных воинов помочь ему в этом деле, обещая им зато большую награду.

Много было войска у Барсимана, гораздо больше, чем у короля Арбана. Однако, когда ворвался Барсиман в город и напал на Арбана, Арбан защищался так стойко и храбро, что Барсиману пришлось отступить. Тогда, видя, как много потерял он людей, заключил он с Арбаном перемирие сроком на шесть дней, обещая к концу этого срока показать ему голову короля Лизварта, которую хотел прислать ему волшебник Аркалаус.

Между тем Амадис и Ориана подвигались вперед, и рассказала Ориана Амадису, что узнала она от волшебника Аркалауса о заговоре Барсимана. Испугался Амадис и стал торопиться в Лондон. Дорогой встретили они много рыцарей, отправившихся искать короля. Успокоил их Амадис, сказав, что брат его Галаор, расставшись с ним, поехал вслед за королем, и, поручив им Ориану, сам отправился поскорее в Лондон. У стен города встретил он слугу, посланного королем с известием о своем освобождении, и с этою радостною вестью въехал в город.

Между тем срок перемирия уже истек, и Барсиман снова повел свое войско штурмовать городские стены. Но на этот раз благодаря присутствию Амадиса войско предателя окончательно было разбито, и сам он, тяжело раненный, был перенесен во дворец к королеве в ожидании прибытия короля Лизварта.

Так спас Амадис Лондон, короля Лизварта и свою невесту, принцессу Ориану. Горячо благодарил его король за все эти услуги, и начались тогда в Лондоне пиры и турниры.

Однако этим не окончились еще приключения Амадиса: не прошло и года, как пришлось ему снова покинуть двор короля Лизварта и ехать на новые подвиги, и много еще пришлось ему совершить подвигов, много было с ним приключений, и многим опасностям подвергался он, прежде чем можно было ему наконец жениться на принцессе Ориане. Но об этом пусть расскажет кто-нибудь другой и в другом месте.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
**Новые статьи**


Мы рады, если Вам понравились наши материалы. Пожалуйста, при копировании указывайте ссылку на наш сайт. Надеемся на понимание. Заранее спасибо.
Яндекс.Метрика Каталог webplus.info